Жена афиногенова

Апр 26, 2019 Спорт

Жена афиногенова

Клубная карьера

Первой профессиональной командой Макса Пачиоретти стала команда USHL «Сиу Сити Мускетирз». В 2007 году Макс был выбран на драфте «Монреаль Канадиенс», но прежде, чем перейти в НХЛ, отыграл ещё год за команду Мичиганского университета. 2 января 2009 года молодой форвард дебютировал в НХЛ, в матче против «Нью-Джерси Девилз».

8 марта 2011 года во втором периоде матча между «Монреаль Канадиенс» и «Бостон Брюинз» словацкий защитник «Бостона» Здено Хара провёл против Макса Пачиоретти силовой приём. В итоге форвард врезался головой в стойку, удерживающую заградительное стекло и, как следствие, получил сотрясение мозга и повреждение шейного позвонка. Хара был удалён до конца матча. Инцидент получил широкий резонанс, в частности, по данному эпизоду было начато полицейское расследование. Несмотря на имевшиеся опасения, что этот инцидент может неблагоприятно отразиться на его карьере, Макс Пачиоретти 2011 года подписал новый 2-летний контракт с «Монреалем». По итогам сезона 2011/12 форвард стал лучшим бомбардиром команды, набрав 65 (33+32) очков по системе «гол+пас», и вписал своё имя в историю клуба, как первый в составе «Канадиенс» американец, кому покорился рубеж 30 шайб за сезон. В августе 2012 года продлил контракт с «Монреалем» на 6 лет на $ 27 млн.

Начиная с сезона 2015/16, был назначен капитаном «Монреаля».

За год до окончания контракта, 10 сентября 2018 года, был обменян в «Вегас Голден Найтс» на Томаша Татара, Ника Сузуки и выбор во 2-м раунде драфта 2019 года. В этот же день подписал с «Вегасом» новый 4-летний контракт на общую сумму $ 28 млн.

Ссылки

  • Макс Пачиоретти — профиль на сайте НХЛ
  • Макс Пачиоретти — статистика на The Internet Hockey Database (англ.)
  • Макс Пачиоретти — статистика на Eliteprospects.com (англ.)

Сборная США по хоккею с шайбой на международных соревнованиях
  • 4 Макбейн
  • 5 Жеффрион
  • 7 Страйт
  • 9 Окпосо
  • 10 Рахшани
  • 11 Раст
  • 12 Ван Римсдайк
  • 15 Рюгсеггер
  • 16 Саммерс
  • 17 Пачиоретти
  • 19 Карман
  • 20 Сангвинетти
  • 21 Суитт
  • 22 Флинн
  • 23 Монтгомери
  • 24 Блум
  • 27 Фэйрчайлд
  • 28 Коул
  • 29 Шредер
  • 30 Смит (в)
  • 33 Уилсон
  • 34 Палмер (в)
  • главный тренер: Джон Хайнс
  • 2 Питри
  • 3 Джонсон (к)
  • 4 Фаулер
  • 7 Голигоски
  • 9 Райан
  • 11 Лаш
  • 13 Аткинсон
  • 15 Крабб
  • 18 Абделькадер
  • 19 Слэйтер
  • 20 Дж. Браун
  • 21 Окпосо
  • 23 Дж. Т. Браун
  • 25 Смит
  • 26 П. Штястны
  • 27 Фолк
  • 31 Бахман (в)
  • 34 Батлер
  • 35 Ховард (в)
  • 36 Карри (в)
  • 39 Дуайер
  • 44 Томпсон
  • 61 Палмьери
  • 67 Пачиоретти
  • главный тренер: Скотт Гордон
  • 3 Фаулер
  • 4 Карлсон
  • 7 Мартин
  • 8 Павелски
  • 9 Паризе
  • 12 Степан
  • 17 Кеслер
  • 20 Сутер
  • 21 ван Римсдайк
  • 22 Шаттенкирк
  • 23 Браун
  • 24 Кэллахан
  • 26 Штястны
  • 27 Макдона
  • 28 Уилер
  • 32 Куик (в)
  • 35 Ховард (в)
  • 39 Миллер (в)
  • 42 Бэкес
  • 44 Орпик
  • 67 Пачиоретти
  • 72 Фолк
  • 74 Оши
  • 81 Кессел
  • 88 Кейн
  • главный тренер: Дэн Байлсма
  • 2 Нисканен
  • 3 Дж. Джонсон
  • 4 Карлсон
  • 6 Э. Джонсон
  • 8 Павелски (к)
  • 9 Паризе
  • 16 Ван Римсдайк
  • 17 Кеслер
  • 19 Дубински
  • 20 Сутер
  • 21 Степан
  • 23 Палмьери
  • 26 Уилер
  • 27 Макдона
  • 30 Бишоп (в)
  • 32 Куик (в)
  • 33 Бафлин
  • 35 Шнайдер (в)
  • 42 Бэкес
  • 67 Пачиоретти
  • 74 Оши
  • 88 Кейн
  • 89 Абделькадер
  • главный тренер: Джон Торторелла

«АДМИРАЛ»

– Кого благодарить за ваше возвращение в Россию?

– Вам оно кажется неожиданным?

– Конечно.

– Тогда скажем спасибо Александру Могильному. Первый разговор был с ним. Потом – с генеральным менеджером Александром Филиппенко. И вот я здесь.

– Они вас отыскали?

– Нет, это я себя предложил. Услышал в ответ: «Подумаем». Прошло не так много времени – раздался звонок. Наверное, мог бы вернуться в Россию раньше, но я тренировал в Голландии одну из лучших команд. Мы стали чемпионами, за два года завоевали четыре кубка. Почти все, которые разыгрывались.

– Так вас должны были в Голландии на руках носить!

– Наш хозяин решил завязать с хоккеем. Хватит, говорит. Семь лет тянул «Ден Хаг» в одиночку, никто не помогал.

– Какой бюджет в голландских клубах?

– Честно? Понятия не имею!

– Хорошо. Какие премиальные?

– А не было премиальных. За победы – ничего. У ребят была зарплата. Самая большая в «Ден Хаге», не смейтесь, – 750 евро. При этом к нам приезжали американцы, канадцы – вот они были профессионалами. Только играли. Голландцы параллельно где-то трудились. Бывало на тренировку приходило 12 человек.

– Ужас.

– Ужас, что назначал ее на 9 часов вечера! Ждал, пока соберутся с работы.

– Не было мысли перебраться в Голландию насовсем?

– У меня дом в Германии – в двух часах езды на машине. Каждые выходные проводил там. Хотя Гаага – город красивейший, на берегу Северного моря.

– В Голландии народ на хоккей ходит?

– Не как в России или Швейцарии. Да и откуда в Голландии такие арены? Вот мы становились чемпионами, но играли в помещении на две с половиной тысячи человек. На семь в стране нет вообще. В Тилбурге – под пять тысяч, у них дворец постоянно битком.

– При том что вы когда-то играли в Тампе при 29 тысячах.

– Вы помните? Между прочим, рекорд – с тех пор никто не набирал полный дворец на 29 тысяч. И не наберет, это уже часть истории НХЛ. На футбольные стадионы можно зазвать хоть 50 тысяч, но мы-то играли в закрытом помещении!

– Что ж не вышло 30 тысяч для полного счета?

– Хотели продать билетов на 30 тысяч. Но кто-то взглянул в пожарную инструкцию и запретил. В итоге пришли 29 645 зрителей. Цифра врезалась в память. Народ ломился – мы впервые попали в плей-офф. И обыграли в овертайме «Филадельфию»!

– Мы еще помним, кто забросил шайбу в том овертайме.

– Я забросил. Вы не представляете, что это за грохот – когда почти тридцать тысяч человек орут во весь голос. Ох, вспоминаю – даже сейчас пробирает… С удовольствием пересмотрел бы тот матч.

– В «Адмирале» вы второй тренер?

– На мне – нападающие и большинство. Артур Октябрев занимается с защитниками. Он считается старшим тренером, я – просто ассистентом.

– Вам в радость – вернуться в собственную юность? Жить по гостиницам и самолетам?

– Работа есть работа! Я отдавал себе отчет, куда еду. Где находится Владивосток. Летать придется много.

– Юность у вас была прекрасная. Какой день вспоминали последний раз?

– Вспомнил день не из юности – из детства. Была с пацанами забава – цеплялись за товарные вагоны, катались и спрыгивали на ходу. Однажды получилось настолько неудачно, что руку свою уже видел под колесом. Но выдернул. Чудом.

– Телефон какого старого товарища отыскали в России первым делом?

– Я ведь уехал 19 лет назад. Так давно не был в Москве, что мало кого могу назвать. У меня перевернулось в жизни все. А сегодня новый переворот в сознании. Впрочем, я легко адаптируюсь к любой стране. Как военный. Пока всем доволен.

– Знаменитый футболист «Спартака» Виктор Пасулько, как и вы, осел в Германии. Мы спросили его, не желает ли вернуться в Москву. Виктор долго смеялся. Вы этот смех понимаете?

– Понимаю. Ко мне в Германию приезжают брат, знакомые – потом не хотят возвращаться. Там гораздо спокойнее, нет суеты. Проблемы есть везде, но в Германии они более решаемые. Разбираешься без нервов.

– В московских очередях успели постоять?

– Нет. Самая длинная очередь – в одинцовской гостинице на ресепшене. До дворца пешком две минуты. Больше никуда не хожу. Даже в пробках еще не стоял. Времени ни на что не хватает. Каждый день расписан по минутам. У нас же поначалу было 40 человек на сборе! Просыпаюсь в полвосьмого, выпиваю кофе, иду во дворец, а в номере появляюсь не раньше десяти вечера.

– Касаетесь головой подушки и мгновенно засыпаете – как солдат в армии?

– Точно! После обеда на отдых в лучшем случае выкраиваешь часок. Дальше надо готовиться к вечерней тренировке.

– Ежедневник завели?

– К нему привык в Голландии. Там же один работаешь, помочь некому. Все сам держишь на контроле. Но и хоккеистов у меня в «Ден Хаге» было меньше – ровно три пятерки.

– Рекорд – сколько не наведывались в Россию?

– Восемь лет.

– Не тянуло?

– Нет. Мама и брат меня навещали.

– У вас никакого акцента. С детьми, наверное, общаетесь на русском?

– На английском. По-русски тоже, но мало. Жена говорила на английском, мне приходилось подстраиваться. Дети и по-немецки шпарят без акцента.

– Где они сейчас?

– Во Флориде, с дедом.

– Паспорт у вас немецкий? Американский?

– Русский. В Америке – грин-карта. Чтоб оформить немецкий паспорт, мне нужно сдать экзамен по языку.

– Что мешает?

– Я не владею немецким!

– Как так?

– Вот не лезет он в мою голову, и все. Понимаю, что говорят вокруг, но объясниться не могу. Там направляют, если надо, в школу, учеба длится от четырех до шести недель. Готовят к экзамену. Когда я поселился в Германии в 2003-м, он был еще легкий. Года через три резко усложнили.

КЭРИ

– За время болезни жены убедились, сколько врачей-шарлатанов?

– В Германии медицина хорошая. Но если у вас дорогая клиника, личный доктор – одно дело. Это называется private. Совершенно особенный уровень – и квалификация, и аппаратура. Такая страховка стоит бешеных денег. Покупают ее в основном пенсионеры. Которые вложенное имеют шансы отбить. В обычных больницах картина иная.

– Лечили Кэри в Германии?

– Да. У меня была такая жена, как вам объяснить… Она по докторам никогда не ходила. Если что-то болит – промолчит.

– Насмотрелись на раковые корпуса?

– Мне и проходить мимо было тяжело. Во время медицинского обследования от этих стен становилось жутко. А обследовались мы с Кэри рядом с онкологическим корпусом. Врачи те же.

– «Химия» была?

– Нет. Кэри умерла не от рака. Рака не было!

– Да? Извините. В России писали – рак.

– Нет. Это другое.

– В какой момент поняли, что происходит серьезное?

– Когда началась острая боль в желудке. Кэри долго терпела, ничего не говорила. Пока я сам не увидел, что ей невмоготу. Сразу поехали к доктору проверяться – и желудок вроде успокоился. Прописали диету. Но Кэри сегодня придерживается, назавтра забудет…

– Совсем русский подход. Живя с вами, стала почти русской?

– Да. Ее лучшей подругой в Германии была наша женщина из эмигрантов. По часу не отходили от телефона – и трепались по-русски!

– Если врач не обнаружил ничего, что же привело к смерти?

– У Кэри лет с 12 были проблемы с желудком. Не могла прикасаться к мексиканской еде… Да о чем говорить – вы посмотрите, что сейчас творится. Двадцатилетние отдают концы! А сколько я знаю историй – люди не пьют, не курят, занимаются спортом. Приходят домой, принимают душ после бега. Садятся на диван и больше не встают. И кто ответит, почему? Так получается, люди уходят…

– Когда все случилось?

– 30 января прошлого года. Вечером поехал в Голландию на тренировку. Заходил в раздевалку, когда раздался звонок от друзей: «Кэри в госпитале!» Я все бросил, помчался назад. Все произошло так быстро… Она потеряла много крови. Желудочное кровотечение.

– Вы были рядом?

– Меня не допустили к врачу: «Подожди два часа. Кэри в коме». Когда два часа прошло – жены уже не было.

– Спасти ее было невозможно?

– Врачи мне сказали: делали, что могли. Наверное, так оно и есть.

– После этого с тестем вы стали еще ближе?

– Мы с Филом всегда были близки. Постоянно созваниваемся, разговариваем.

– Кэри похоронили в Германии?

– Нет, урну с прахом отвезли в Америку. Хранится в доме Фила.

– У него тоже болела жена.

– Сейчас все хорошо. Бриджит выздоровела.

ФИЛ

– Когда впервые переступили порог дома Эспозито, что вас поразило?

– Это 1995 год, кажется. Дом очень симпатичный, уютный. Но скромный, далеко не замок. Много интересных вещиц – каждый шаг напоминал о хозяине. То золоченая шайба, то фотография самого Эспозито на льду. Огромное число кубков. Мелькнула мысль: окажись здесь кто-то из хоккейных фанатов, подумал бы, что в раю. Вообще-то не я был поражен, а Фил…

– Чем?

– Я же приехал просить руки его дочери. Эспозито был генеральным менеджером «Тампы». Обычно игроки шли к нему домой выбивать бонусы. Фил и настраивался на похожий разговор. Явился как-то даже наш защитник Энрико Чикконе. Подраться он мог, но не забивал.

– Все равно жаждал бонусов?

– Чикконе говорит: «А почему у меня нет бонуса за голы?! Я хуже других?» Эспозито долго смеялся. Потом спрашивает: «Сколько ты хочешь?» – «Если забью 30 голов, вот столько-то…» Ладно, ответил. Будет тебе бонус.

– Что тесть рассказывает о суперсерии-72?

– Не может забыть, как машина с канадской едой уехала прямо из московского аэропорта куда-то налево. Не осталось ничего. Особенно его огорчило, что увезли пиво… Это ведь Фил искал в московской гостинице «жучки». Его идея была. Сперва вывернул все лампочки. Не нашел. Отодрал ковер, там какая-то коробка с болтами. Обрадовался и начал выкручивать. Вдруг снизу раздался грохот – рухнула гигантская люстра.

– Эспозито старшего внука звал «Рашн бэби»?

– Не старшего – среднего.

– Почему?

– Видели бы Нико маленьким! Румяный, кучерявый блондин. А Рокко, наоборот, типичный итальянец.

– Кто-то из наших хоккеистов, женившихся на американке, был шокирован – пришлось репетировать свадьбу. У вас такого не было?

– Репетировать?! Ну, нет. Наша свадьба проходила по русским обычаям. Церковь, православный батюшка. А отмечали в гостинице, на берегу океана. Народу собралось маловато, человек пятьдесят. Самые близкие друзья. Под конец навеселились и натанцевались. Я в шутку дернул Фила за рубашку. Оторвалась пуговица.

– Легенда разгневалась?

– «Ах так?!» – воскликнул Эспозито. И рванул на мне рубашку. Порвал, конечно. При том что рубашка была невероятно дорогая, специально купил к свадьбе за полторы тысячи долларов! С тестем было много всяких шуток. Однажды я заказал в гостинице пачку сигар, элитное шампанское. Запишите, говорю, на номер Эспозито.

– Дорого обошлось?

– 900 долларов. Ох, и крик он поднял! «Какие сигары? Какое шампанское? Я ничего не заказывал и не собираюсь платить!» Обычно всеми его счетами занимается жена – она и выяснила, откуда что взялось. Эспозито быстро ответил тем же. Записал на меня счет тысячи в полторы.

– В Америке он по-прежнему популярен?

– Популярность невероятная. А когда приезжали на игры в Ярославль или Петербург, люди приветствовали Эспозито громче, чем наших игроков! Он был изумлен таким приемом. В Америке-то к этому привык. Особенно его чтят во Флориде, куда Эспозито привез команду. По сути, придумал для Флориды хоккей. До него там были футбол да бейсбол. Люди не знали, что такое шайба!

– Утрируете?

– Нет! В жизни ее не видели. Я же помню эти вопросы: «Что такое «шайба»? Из чего она сделана?» Кэри, отвечавшая в «Тампе» за public relations, ездила по барам, ресторанам, рассказывала. Доставала из кармана шайбу и показывала.

– Жилье у вас в Штатах осталось?

– Нет. Дом в Эдмонтоне давным-давно продал. Держать его не имело смысла.

– По Америке можно скучать?

– Америка, в которой я играл, и нынешняя – разные страны.

– Неужели?

– Да-да, все поменялось. Начиная с цен и заканчивая людьми, которые раньше были веселее, раскрепощеннее.

– А что с ценами?

– Когда-то в Европе все было дороже, чем в Штатах. Теперь – наоборот. Приезжая туда из Германии, всякий раз поражаюсь ценам на продукты. А что в Америке творится с недвижимостью? Рынок же просто обвалился!

– Почему Детройт часто называют самым мрачным американским городом?

– Потому что там сплошная разруха. Аэропорт – худший в Америке. Сарай какой-то, грязь кругом, жуткие надписи на стенах. Лучший аэропорт, кстати, в Тампе – все красиво, чистенько, культурненько. Кроме хоккея, смотреть в Детройте нечего. Центр – кошмарный. Идти некуда.

– В 90-е многие наши хоккеисты уезжали в НХЛ на контракт в 50 тысяч долларов за год. На какую зарплату в «Тампу» укатили вы?

– То ли 250 тысяч долларов в год, то ли 280. Грязными, разумеется. Тогда казалось – сумасшедшие деньги. Но родился бы я лет на десять позже – и цифры были бы другие.

– Миллиона три вы сейчас наверняка получали бы.

– В России-то? Да побольше. Иногда с Эспозито обсуждаем эту тему. Он усмехается: «Зачем я в 70-е рекорды результативности бил? В НХЛ сегодня по шесть миллионов платят людям, которые забрасывают за сезон от силы 30 шайб…»

– Три совета молодому русскому, который едет в НХЛ?

– Выкладываться по максимуму. Выполнять все, что требует тренер. Но главное – если тебе дают долгосрочный контракт, пусть и на меньшие деньги, чем хотелось бы, соглашайся. Не стоит думать: «Зачем на пять лет? Подпишу на два – а там авось удастся договориться на более выгодных условиях…» Рискуешь остаться ни с чем.

ЛАРАК

– Знаем, была у вас попытка вернуться в НХЛ – через тренировочный лагерь «Питтсбурга»…

– Все шло здорово – в каждом предсезонном матче и забивал, и отдавал. К сожалению, не сложилось. В «Питтсбурге» был Лемье – и курс выбрали французско-канадский. Когда встал вопрос – Дэгл или Селиванов, – предпочли Дэгла. Он канадец французского происхождения. А чем все закончилось?

– Чем?

– Мне сказали «спасибо». Ну, хорошо. А Дэгла спустя три месяца выкинули. Игры от него не дождались.

– А откуда-то вы уходили сами. Например, перед Олимпиадой в Нагано отметились резким: «Даже если меня пригласят в сборную, не поеду. Трижды отцепляли в последний момент».

– В 90-х годах только так случалось. Спартаковская тройка Барков – Ткачук – Селиванов забивала больше всех в лиге! В сборную вызывали – и накануне чемпионата мира отправляли домой. Вместо нас ехали другие.

– Как обставлялось расставание?

– Буднично. Все сборы проходим, тренируемся, участвуем в отборочных играх в Финляндии и Швеции. А к чемпионату мира подтягиваются ребята из НХЛ. Для нас, хоккеистов, все было всерьез, а тренеры-то знали, кого на сборы зовут для количества. Мне это надоело. Есть же у каждого… Забыл слово – self…

– Чувство собственного достоинства?

– Вот-вот. Перед Нагано, кажется, позвонил Вячеслав Фетисов. Я уже играл за «Тампу» и ответил: «Мне хватает клуба».

– Какой-то силовой прием Дарюса Каспарайтиса против вас канадские журналисты окрестили хитом сезона. Что это было?

– Хит – когда он Линдроса поймал, а не меня… Но проблемы с Каспарайтисом на льду возникали часто. Однажды у нас до драки дошло.

– Удачно? Парень он накачанный.

– Ну, так и мы не лыком шиты. Мне говорили, на «Ю-тубе» есть запись этого боя. Найдете – посмотрите. (Посмотрели. После живописного обмена ударами наш герой Каспарайтиса завалил. – Прим. авт.)

– Вы же были в «Тампе», когда Линдрос подкараулил с дружками Назарова на стоянке?

– Да. Там был припаркован автобус «Филадельфии». Линдросу что-то не понравилось в игре Назарова. Дождался его – и хотел разобраться. Вмешалась охрана, все обошлось. Но, думаю, Назаров и на асфальт уложил бы Линдроса так же легко, как на лед.

– С Назаровым в России и у вас кулачный бой приключился.

– Было. Он за «Динамо» играл, я – за «Спартак». Подрались в Лужниках в третьем периоде. Потом все удивлялись, что я ему еще и надавал.

– Крис Саймон озадачил нас: «Много раз видел, как дрался Назаров. Но не помню, чтоб он кого-то поколотил…»

– В «Тампе» Назаров колотил прилично! Хотя мне больше запомнился Джим Камминс, был такой защитник. Как-то нанес три прямых удара – и человека унесли. Нокаут.

– А в «Эдмонтоне» судьба свела вас с одним из сильнейших тафгаев лиги Жоржем Лараком.

– Мой друг! Отличный парень. Как и все тафгаи – добрый, сентиментальный. Когда я на тренировке случайно залепил Лараку клюшкой по пальцу, он… заплакал!

– Да ладно.

– Правда! Подъехал ко мне, в глазах слезы, начал жаловаться: «Алекс, что ж ты так неаккуратно? Взгляни на мой пальчик…» Я улыбнулся: «Жорж, хорош ныть! Играй!»

– Он действительно громила?

– Да! Ноги, как у коня. Руки здоровенные. Левой настучит так, что мало не покажется. Вот, кстати, история. Работал у нас Дюки, тренер по физподготовке. Уже в возрасте, невысокий, худой, но жилистый. Бывший кикбоксер. Решили они с Лараком устроить шуточный спарринг накануне матча. Даже нашли где-то перчатки для кикбоксинга. Вся команда расселась в раздевалке. Заперли дверь – и смотрим. Жорж, гора мышц, против маленького дохлого Дюки. Драка длилась секунд 15. Закончилась одновременным нокаутом обоих.

– Как это?

– Два встречных удара, и все. Один направо отлетел, второй – налево. Затем Дюки, шатаясь, поднимается. Жордж лежит. Сначала все посмеялись. Но когда поняли, что он реально в отключке, сразу позвали доктора, сунули под нос нашатырь.

– Оклемался?

– Да, но глаз опух, ничего не видит. Играть на следующий день Ларак не мог. Доложили тренеру, команде он устроил страшный разнос. А Ларака хлопнул по плечу: «Если тебя на льду все боятся, это не значит, что в жизни будет то же самое. В баре нарвешься на какого-нибудь хлюпика вроде Дюки, он как врежет – и ты в ауте». Ведь в драке важна не сила, а скорость удара.

– Весело.

– А в «Тампе» по части юмора заводилой был Марк Бержерон. На матчи изредка мы добирались рейсовым самолетом. Марка это не смущало. При взлете надевал лыжные очки, перчатки. Вылезал в проход и махал руками, будто лыжными палками. Хохотали даже стюардессы. Или взял как-то у меня в аэропорту красный пиджак – той же расцветки, что логотип «Дельты». Бержерон – могучий, рукава короткие. Снова нацепил лыжные очки. И в таком наряде устроился за пустой стойкой «Дельты». Изображал сотрудника авиакомпании. К нему подходили пассажиры с билетами, о чем-то спрашивали. Никто подвоха не заметил.

– Над вами в команде подшучивали?

– На первых порах – бывало. Сказали, к примеру, что вся команда скидывается по двадцать долларов. Надо вручить их тренеру со словами: «Спасибо за игру». Я так и поступил на ужине. Тренер от неожиданности чуть тарелку не опрокинул.

КИНГ

– Дэйв Кинг в Магнитогорске казался добрейшим стариком. В «Коламбусе» тоже удивлял добротой?

– Лицемерием. В глаза говорит одно, за спиной – другое. Он не только русских, вообще хоккеистов из Европы почему-то не выносил. Был в «Коламбусе» толковый защитник, финн. Классно в большинстве играл. Кинг держал его в глухом запасе. Тот уехал в Швейцарию и на протяжении пяти лет признавался лучшим защитником лиги. Нормально?

– Кинг – слабый тренер?

– Да нет, грамотный. Вот человеческие качества вызывают вопросы. Из-за Кинга я не остался на второй сезон в «Коламбусе». В разговорах со мной делал вид, что все прекрасно, пока я не услышал от генерального менеджера: «С радостью тебя подписал бы, но тренер против. Держать на лавке игрока с солидной зарплатой не могу. А главное, знаю твой характер. В такой ситуации молчать ты не будешь, обязательно взорвешься».

– Взорвались бы?

– А то! Послал бы Кинга куда подальше. Когда вариант с «Коламбусом» сорвался, я уехал в Германию. Так Кинга спустя несколько месяцев уволили, и очень быстро он объявился в «Гамбурге».

– Встречались?

– На Матче звезд. Кинг подошел как ни в чем не бывало. Вот там я все ему и высказал.

– А мы полагали, что самый странный тренер в вашей жизни – Терри Крисп.

– Он тоже европейцев не жаловал. В «Тампе» вечно срывался то на меня, то на Хамрлика. Кричал всякие слова, коммунистами обзывал. Сам-то Крисп был игроком прямолинейным. И хоккеистов предпочитал не техничных, а таких же дубовых. Кинул шайбу, пробежал пять метров, впечатал кого-то в борт – вот это его хоккей.

– А что такое чемпионат Словении?

– Не в курсе. Почему спрашиваете?

– Пару лет назад писали, что вы заключили контракт с клубом «Есенице»…

– Глупости! Никогда я в Словении не играл.

– Зато в 2002-м играли за «Магнитку», перевезли туда семью. Кэри говорила в интервью, что «Магнитогорск заканчивается быстро и начинается тайга». Представляем, как ей было тяжело…

– Спасибо руководителям клуба за то, что подобрали нам чудесное жилье. Но в остальном было, конечно, непросто. Кэри не понимала, почему в магазине, чтоб купить хлеб, нужно отстоять в кассу, пробить чек и после этого идти с ним получать булочку. Помню, в очереди бабуля повернулась, услыхав английскую речь. Посмотрела на Кэри, наших детей, перекрестилась и вздохнула: «Дочка, храни вас Бог…»

– Красный снег Кэри там увидела?

– Нет, эти времена прошли. В Магнитогорске фильтры поставили. Вот если б в конце 80-х приехала – застала бы красный снег.

– Петербург ей понравился?

– Она всегда мечтала там побывать. Я мог тогда продолжить карьеру в Германии, но специально выбрал СКА. Правда, все оказалось сложнее. Постоянно сидели на базе. Дома я ночевал раз в неделю. Но мне же не 20 лет, плюс трое детей. А когда в семье проблемы, тут уж не до хоккея. И со СКА я попрощался.

– Сыновья играют?

– Да. На среднего, Нико, у меня большие надежды. Ему 14 лет. Работая в Голландии, к семье я мотался на выходные. И сразу вез детей на тренировки. Там общались. Нико в овертайме финала Кубка Германии на моих глазах забил гол. За три секунды до сирены – это было что-то!

– Сын Вячеслава Быкова выступает за Швейцарию, сын Александра Баркова – за Финляндию. За кого сыграет Нико?

– У него два гражданства – немецкое и американское. Поглядим, какая сборная первой пригласит. Сейчас устраиваю Нико в школу в Миннесоте…

– Почему там?

– Один из лучших хоккейных интернатов в Штатах. Ребята учатся и играют. В этом году поедет.

– Раз сын настолько талантлив – может, сосредоточиться года на два на его делах? Так поступил Василий Тихонов.

– Идея интересная, но не для меня. Не люблю напрягать детей. Стоять над душой: «Надо играть, надо бегать, давай-давай…» Мне не нравилась эта долбежка, когда был маленьким. Как начнешь пихать в ребенка хоккей, исчезнут и настроение, и удовольствие. Если не навязываешь – все придет само собой. Будет жить хоккеем.

Александр СЕЛИВАНОВ
Родился 23 марта 1971 года в Москве.
Нападающий.
Начинал карьеру в «Спартаке», в котором провел 6 сезонов (1988/89-1993/94).
Серебряный призер чемпионата СССР (1990/91), бронзовый призер чемпионата СНГ (1991/92).
На драфте-1994 был выбран клубом НХЛ «Филадельфия Флайерз» под общим №140. Через несколько недель был обменян в «Тампа-Бэй», где и дебютировал в сезоне-1994/95 (10 шайб и 33 передачи). 29 января 1999 года был обменян в «Эдмонтон» на Александра Дэгла.
В регулярных чемпионатах НХЛ за «Тампа-Бэй» (1994/95-1998/99), «Эдмонтон» (1998/99, 1999/00) и «Коламбус» (2000/01) провел 459 матчей и набрал 235 (121+114) очков. В плей-офф сыграл в 13 встречах, набрал 5 (2+3) очков.
Также выступал за немецкие «Франкфурт» (2001/02, 58 матчей, 61 (26+35) очко), «Крефельд» (2003/04-2007/08, 215, 187 (87+100), в плей-офф провел 7 матчей, 1 (0+1)), «Дуйсбург» (2008/09, 47, 40 (18+22)), швейцарский «Фрибур-Готтерон» (2007/08, 3, 1 (1+0)) и голландский «Ден Хаг» (2009/10, 2011/12, 45, 82 (30+52)).
В России кроме «Спартака» выступал за «Металлург» Мг (2002/03, 31, 12 (6+6)) и СКА (2003/04, 21, 7 (1+6)).

Селиванов, Александр Юрьевич

В Википедии есть статьи о других людях с похожими именами, см. Селиванов и Селиванов, Александр.

Александр Селиванов
Позиция Нападающий
Рост 180 см
Вес 93 кг
Хват Левый
Гражданство Россия Россия
Родился

23 марта 1971 (48 лет)

Москва, СССР

Драфт НХЛ в 1994 году был выбран в 6-м раунде под общим 140-м номером клубом «Филадельфия Флайерз»
Игровая карьера
1988—94 Спартак
1994—99 Тампа-Бэй Лайтнинг
1999—2000 Эдмонтон Ойлерз
2000—01 Коламбус Блю Джекетс
2000—01 Цинциннати Майти Дакс
2001—02 Франкфурт Лайонс
2002—03 Металлург
2003—04 СКА
2004—08 Крефельд Пингвин
2008—09 Füchse Duisburg
2009—10 Гаага
2010—11 Füchse Duisburg
2011—12 Гаага
Тренерская карьера
2013—15 Адмирал (тренер)
Медиафайлы на Викискладе

Селиванов Александр Юрьевич (род. 23 марта 1971 года) — российский хоккеист.

Воспитанник хоккейной школы московского «Спартака». В «Спартаке» Александр дебютировал как профессиональный хоккеист. С командой он выиграл серебряные и бронзовые награды чемпионата СССР, дважды завоевывал Кубок Шпенглера. В составе сборной России выступал на Кубке «Известий» и других турнирах, но не участвовал ни в чемпионатах мира, ни в Олимпийских играх.

В 1994 году на драфте НХЛ был выбран клубом «Philadelphia Flyers».

Регулярный чемпионат Плей-офф
Сезон Клуб Лига Игр Шайб Передач Очков Штраф Игр Шайб Передач Очков Штраф
1988/89 Спартак Высшая лига 1 0 0 0 0
1989/90 Спартак Высшая лига 4 0 0 0 0
1990/91 Спартак Высшая лига 21 3 1 4 6
1991/92 Спартак Высшая лига 31 6 7 13 16
1992/93 Спартак Высшая лига 42 12 19 31 66 3 2 0 2 2
1993/94 Спартак Высшая лига 45 30 11 41 50 6 5 1 6 2
1994/95 Atlanta Knights IHL 4 0 3 3 2
1994/95 Chicago Wolves IHL 14 4 1 5 8
1994/95 Tampa Bay Lightning NHL 43 10 6 16 14
1995/96 Tampa Bay Lightning NHL 79 31 21 52 93 6 2 2 4 6
1996/97 Tampa Bay Lightning NHL 69 15 18 33 61
1997/98 Tampa Bay Lightning NHL 70 16 19 35 85
1998/99 Cleveland Lumberjacks IHL 2 0 1 1 4
1998/99 Tampa Bay Lightning NHL 43 6 13 19 18
1998/99 Edmonton Oilers NHL 29 8 6 14 24 2 0 1 1 2
1999/00 Edmonton Oilers NHL 67 27 20 47 46 5 0 0 0 8
2000/01 Columbus Blue Jackets NHL 59 8 11 19 38
2001/02 Frankfurt Lions DEL 58 26 35 61 87
2002/03 Металлург Суперлига 30 6 6 12 28 1 0 0 0 0
2003/04 СКА Суперлига 21 1 6 7 10
2003/04 Krefeld Pinguine DEL 30 14 11 25 14
2004/05 Krefeld Pinguine DEL 50 18 24 42 101
2005/06 Krefeld Pinguine DEL 51 30 29 59 101 5 0 1 1 6
2006/07 Krefeld Pinguine DEL 52 15 25 40 62 2 0 0 0 4
2007/08 Krefeld Pinguine DEL 32 10 11 21 24
2007/08 Fribourg-Gottéron NLA 3 1 0 1 2 2 0 0 0 2
2008/09 EV Duisburg DEL 47 18 22 40 48
2009/10 HYS The Hague Чемпионат Нидерландов 25 16 33 49 63 5 2 2 4 6
2010/11 Bietigheim Steelers Germany 2 3 0 0 0 2 0 0 0 0 0
2010/11 Füchse Duisburg Germany 3 34 27 35 62 22 9 5 6 11 10
2011/12 HYS The Hague Чемпионат Нидерландов 36 25 29 54 26 8 1 10 11 8
Высшая лига (СССР) — всего 26 3 1 4 6 0 0 0 0 0
Суперлига (Россия) — всего 169 55 49 104 170 10 7 1 8 4
IHL — всего 20 4 5 9 14 0 0 0 0 0
DEL — всего 320 131 157 288 437 7 0 1 1 10
NHL — всего 459 121 114 235 379 13 2 3 5 16

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *