Юлия манагарова гандбол

Мар 31, 2019 Спорт

Юлия манагарова гандбол

Гандбол. Капитан «Ростова-Дон» Юлия Манагарова — о Евгении Трефилове

Чемпионат России по гандболу среди женских команд предсказуемо завершился победой «Ростова-Дон». Капитан команды Юлия Манагарова подняла над головой уже третий трофей в нынешнем сезоне (Суперкубок, Кубок ЕГФ, чемпионат России), а затем рассказала «Чемпионату», когда было больше эмоций – после победы в Кубке ЕГФ или в чемпионате, как восприняла то, что с российским паспортом оказалась иностранкой, и готова ли играть за сборную России и работать с Евгением Трефиловым.

«Настраивались на бой, а его не было»

— Можно ли считать нынешний сезон, который завершится «Финалом четырёх» Кубка России, пока лучшим в вашей карьере?

— Знаете, наверное, любому спортсмену постоянно хочется чего-то большего. Я довольна тем, как складывался сезон, несмотря на то что не всё получалось и получилось. В любом случае от каждого сезона получаешь колоссальный опыт, учишься чему-то новому. А что касается уровня собственной игры, нет предела совершенству, как говорится.

— Какой опыт вам дал этот сезон?

— Мы же начинали в Европе в Лиге чемпионов и там опять допустили те же ошибки, которые допустили в прошлом сезоне. Я имею в виду матчи с «Бухарестом», которые у нас вообще не получились. Вообще, наше выступление в главном клубном турнире Европы можно считать провалом. Достаточно было одну игру у датского «Мидтьюлланда» выиграть, чтобы дальше пройти. А мы не смогли. Этот опыт теперь сидит в каждом из нас, и те ошибки постараемся больше не повторить. Это из области психологии – будем уделять этому повышенное внимание.

— Как всей команде и вам лично удалось весь сезон провести на высочайшем уровне в плане физики?

— Наверное, всего понемногу – и профессионализм игроков, и работа тренеров по физподготовке.

— С приходом в команду Франка Куна (физиотерапевт. – Прим. «Чемпионата») многое ли изменилось?

— Главное изменение – он нас слушал, слышал и советовался. Игроки доверяли тренерам, а они – нам. Иногда организм отказывал после напряжённой работы, даже по лестнице спуститься/подняться было тяжело, но все терпели, потому что понимали – это необходимо. Хотя порой хотелось попросить лишний выходной. Были моменты, когда мы, например, очень много бегали. Неделю могли только бегать, и тогда просили его – давай что угодно на следующий день, только не бег. Но, видите, результаты работы налицо.

Двадцать шесть подряд. «Ростов-Дон» выиграл гандбольное золото «Ростов-Дон» повторил достижение волейбольного «Зенита», выиграв все матчи чемпионата России, и завоевал золотые медали.

— Показалось, что у команды после победы в финале чемпионата России не было тех эмоций, как после выигрыша Кубка ЕГФ.

— Это правда. Думаю, главная причина в том, что после яркой игры и настоящей битвы в финале Кубка ЕГФ от нас уже ожидали выигрыша золотых медалей в чемпионате. Это не давило, но создавалось ощущение, что ты просто выполнил свою работу. Эмоции были на площадке и там и остались. Сейчас даже не совсем осознаю, что уже выиграли три трофея – нет сил радоваться.

— Может быть, сказалось то, что второй матч финала прошёл без борьбы?

— И это, конечно, тоже. Такого никто не ожидал, особенно после первой игры в Тольятти, когда была очень упорная борьба, и мы в итоге смогли переломить ход матч ближе к концу второго тайма. Честно скажу, мы настраивались в домашнем поединке на тяжелейшую игру. Не знаю, в чём причина – может быть, они перенервничали, но игра у «Лады» совершенно не пошла.

Когда я росла на Украине, играла в детских и юношеских командах, тренеры культурными манерами не выделялись – могли и по заднице ударить, и за ухо дёрнуть, и нецензурно обругать, и накричать.

«На Петрову можно только равняться»

— Но это и заслуга игроков «Ростова-Дон», которые заставили соперника торопиться и ошибаться.

— Конечно! Нельзя не отметить отличную игру наших вратарей и обороны. Майя Петрова и Лена Сливинская в центре просто стенку поставили, и попытки игроков «Лады» бросать выше блока приводили либо к промахам, либо к тому, что мяч летел в голкипера. Думаю, своей игрой мы заслужили эту победу.

— Вы отметили Майю Петрову. В команде не удивляются тому, как она проводит концовку сезона?

— Игроки «Ростова-Дон» берут с неё пример. Я не помню ни одного случая, когда Майя пропустила тренировку или попросила тренера дать ей дополнительный отдых. Несмотря на свой возраст, она работает наравне со всеми. Это профессионализм высочайшего уровня, на таких спортсменов нужно равняться.

— В Ростов из Краснодара вернулась Марина Судакова, которая выступает на той же позиции, что и вы (правая крайняя. – Прим. «Чемпионата»). Это усиление для команды?

— Однозначно! Марина – очень техничная и прекрасно понимает игру. Я рада, что у меня появилась такая конкурентка за место в составе. Мы уже играли вместе, отлично ладили, и никаких проблем не было. Для нас она словно и не уходила из команды. К Лиге чемпионов это очень хорошее приобретение.

Петрова: победу в Кубке ЕГФ не отмечали. У нас ещё два финала О победе в еврокубке, о жёсткости женского гандбола, о сборной и продолжении карьеры – в интервью с олимпийской чемпионкой Майей Петровой.

— Будут и другие?

— На эти вопросы лучше ответит руководство. Наше дело – играть.

«Я получила российский паспорт и вновь стала иностранкой»

— В концовке сезона вы с подачи Евгения Трефилова неожиданно вновь стали иностранкой, и тренерскому штабу пришлось непросто. Как вы восприняли эту ситуацию?

— С непониманием – почему именно сейчас? Мы же все идём к одной цели, я однозначно выразила желание играть в сборной России. Три года я провела в России в статусе легионера, а затем были приложены очень большие усилия, чтобы мне побыстрее выдали российский паспорт. Я же русская, хоть и родилась на Украине, у меня родители русские, и новый сезон я начала в качестве российского игрока. Никаких нарушений ни с моей стороны, ни со стороны клуба не было – специальная комиссия по допуску к чемпионату изучила все документы и вынесла своё решение. А затем в регламент были внесены изменения.

Разгром в игре, поражение в кабинете. «Кубань» – без золота Команда Евгения Трефилова потеряла шансы побороться за золото чемпионата России. Шансы эти «Кубань» искала в регламенте, но не получилось.

— Почему никто из руководителей и тренеров других клубов не протестовал раньше?

— Не могу сказать. Возможно, просто не знали. А Трефилову, наверное, кто-то подсказал перед нашей полуфинальной серией с «Кубанью». Знаете, на войне все средства хороши. Почему бы не попробовать и такое, если есть хоть малейший шанс на успех – с этой точки зрения я Евгения Васильевича понимаю. Уверена, если бы руководство ФГР указало руководству нашего клуба на эту ситуацию раньше, до скандала дело бы не дошло. Но чисто по-человечески по отношению к «Ростову-Дон» это неправильно: клуб же всегда жертвует своими интересами ради интересов сборной, всегда отпускает игроков, даже когда те не совсем здоровы, и тут следует такой удар.

«Хочу поработать с Трефиловым, но нервы портить друг другу не будем»

— После этой ситуации желания работать с Трефиловым в сборной у вас не убавилось?

— Напротив, ещё больше захотелось попасть в команду, узнать его как человека и тренера. Даже какой-то азарт появился.

— Нет опасений, что методы работы Евгения Васильевича окажутся для вас несколько резкими?

— Я много наслышана о его методах, но меня это не пугает. Когда я росла на Украине, играла в детских и юношеских командах, тренеры культурными манерами не выделялись – могли и по заднице ударить, и за ухо дёрнуть, и нецензурно обругать, и накричать. В общем, я ко всему привыкла. Но если мне что-то не понравится, то вряд ли мы будем портить друг другу нервы.

— Подойдёте к Трефилову и скажете всё, что думаете?

— Наверное, у каждого человека есть какой-то предел терпения, и я не исключение. Но мне кажется, что мы найдём общий язык – мы профессионалы, у которых одна цель. Я очень хочу сыграть на Олимпиаде и получить шанс побороться за олимпийскую медаль. В любом случае Евгений Васильевич – очень сильный специалист. Какие вопросы могут быть в этом плане к человеку, который привёл свою команду к золоту?! Повторю: мне было бы очень интересно с ним поработать.

— Главный тренер сборной не раз говорил, что вы – лучший крайний игрок в России.

— Ну, он говорил так, потому что не работал со мной. А когда начнёт работать, его мнение, уверена, изменится (смеётся).

— Сильно переживали, что Украина не пошла навстречу и не разрешила вам сыграть за сборную России в Рио-де-Жанейро?

— До сих пор переживаю, а тогда состояние было вообще неконтролируемым. Я так хотела играть, помогать девчонкам и понимала, что была бы не лишней в команде. Мой карантин заканчивается 19 июня, и я надеюсь, что в следующем сезоне получу вызов в сборную России, которой я желаю удачи в стыковых матчах чемпионата мира с Польшей. А пока все мысли о том, чтобы ударно провести «Финал четырёх» Кубка России, завоевать ещё один трофей и уйти в отпуск.

Главный тренер женской сборной России по гандболу Евгений Трефилов не стесняется в выражениях во время разбора игровых эпизодов. Об этом в интервью RT рассказала правая крайняя национальной команды Юлия Манагарова. По её словам, строгость наставника — часть образа, который помогает в работе. Кроме того, дебютантка мировых форумов призналась, что не жалеет о смене украинского гражданства. Также гандболистка заявила, что сочувствует спортсменам, которые поедут на Олимпийские игры под нейтральным флагом.
Одной из главных героинь первого матча плей-офф женской сборной России по гандболу стала Юлия Манагарова. Правая крайняя национальной команды не забросила ни одного мяча, но при этом в овертайме тяжелейшей встречи с командой Южной Кореи при счёте 35:34 «прочитала» комбинацию соперниц и фактически успела преградить путь к мячу одной из них. В следующей атаке подопечные Евгения Трефилова удвоили преимущество, после чего исход сомнений уже не вызывал.

«В России свой взгляд на воспитание игроков»

— Как мне удалось оказаться в нужном месте в нужную секунду? Да, все два тайма Евгений Васильевич говорил нам об этой комбинации со скрытой передачей, и всё никак мы не могли её смахнуть, и вот в самый час пик это получилось, — рассказывает спустя несколько часов после матча Манагарова. — Трефилов много ещё чего говорил в перерывах по ходу дополнительного времени, но я не могу повторить это вслух, потому что там присутствовала ненормативная лексика. Но наставления помогли — мы постарались и родили.
— Не страшно, что тренер может сровнять с землёй в случае поражения в любом из следующих матчей? С какими эмоциями заходили первый раз в раздевалку после игры?
— Когда я поняла, что буду выступать за сборную России, спрашивала у девочек, как обстоят дела в команде. Все меня пугали, говорили, что он злой, ругается постоянно, разносит в щепки. Словом, изначально боялась, что не выдержу. А потом пришла и увидела всё немного в ином свете. Я начинала играть в гандбол на Украине в схожей атмосфере. Наставник мог подойти и дать подзатыльник, не говоря уже о словесных пассажах. Мне кажется, для тренеров того поколения это обычное дело, в порядке вещей.
— Сейчас всё иначе?
— Не так давно из Европы в Россию пришли новые веяния: с игроками работают психологи, все разговаривают вежливо и успокаивают после неудач. У нас всё не так начиналось. Специалисты работали по другим методикам, и если ты плохо выполняешь свою работу, ты получишь по заднице. Никто не скажет, что ты молодец. Да, Евгений Васильевич говорит лишнее порой и обозвать может. Нужно оставаться достаточно твёрдыми и мудрыми, чтобы пропускать мимо ушей, не принимать на свой счёт.
— Даже когда тренер перебарщивает?
— Судите сами, Трефилов может обозвать коровой. Однако это слово он использует не для того, чтобы унизить или пройтись по фигуре той или иной девушки, а из-за недовольства работой на площадке. В последний раз он перед матчем сказал: «На камеру коровами называть вас не буду». Обещание-то он сдержал, но нашлись другие животные для сравнения. Девочки понимают, что это всё шелуха, тренер просто старается указать на ошибку.
— А вообще чисто по-человечески разве можно так обращаться с женщинами?
— Если бы пришёл другой тренер, из другой страны и работал подобным образом, это было бы чересчур. Для иностранцев это кажется ужасным: они не привыкли к методам Трефилова, а мы выросли в этой атмосфере. Будь у нас более лояльный и сдержанный наставник, не думаю, что он бы смог работать столь же эффективно, как Евгений Васильевич.
— Трефилов для команды добрый отец или злой отчим?
— Когда я стала узнавать его лучше, увидела, что он просто играет свою роль. Его строгость — часть образа, которая помогает в работе. Даже в коридоре гостиницы, пожелав тренеру доброго утра, можно услышать только шутку или вообще никакого ответа. Он не показывает, что может быть мягким, потому что держит марку, не выходит из образа. Трефилов признался как-то, что мы станем для него хорошими, только когда закончим с гандболом.
— Тренер сборной много шутит в интервью, а у команды с чувством юмора хорошо?
— У Евгения Васильевича отличные шутки, мы часто смеёмся над его подколами и комментариями. Даже когда он нас ругает. Правда, тут весело всем, за исключением человека, на которого в данный момент направлен гнев. Недавно, например, рассказал и показал, что мы, как бабы на самоварах, стояли неповоротливые и всех пропускали к воротам. Поэтому и напряжения в команде никакого нет, поругает — потом посмеёмся вместе. Если обидит вдруг кого, подойдёт, поговорит отдельно.

«За своей результативностью не слежу, главное — результат команды»

— Сборная России удачно стартовала на чемпионате мира, однако не во всех встречах удалось обойтись без нервотрёпки. Согласны?
— Если сейчас вспомнить все наши игры в Рио, начинали мы всегда с провала. С той же Южной Кореей проигрывали семь мячей, но всё же сумели взять верх. Так прошла вся Олимпиада — без нервов не обошлось. Уступали по ходу игры, и только потом догоняли и выигрывали матч. Не знаю, почему так происходит. Нельзя сказать, что мы плохо настраиваемся или недорабатываем в чём-то. Может быть, сказывается мандраж, пока мы приспосабливаемся к противнику на площадке. Всё-таки видео смотреть — одно, а выходить играть с этой командой — совсем другое. Мы видели матч Японии с Черногорией, но с нами они играли иначе. Пока привыкнешь, пока втянешься — уже и финальный свисток, вот отсюда, пожалуй, вся нервотрёпка.
— Сказывается стиль «долго запрягаем, но быстро едем»?
— Если это так и это работает, какая разница, как мы начинаем. Главное — хорошо закончить и выиграть. Пусть тогда эта традиция продолжается.
— 19 мячей в первых пяти матчах турнира — это много или мало для вас на мировом форуме?
— В последний раз на таком крупном соревновании я выступала ещё за Украину. Это был 2009 год. Не помню, с какими показателями шла тогда. Не могу оценить, много это или мало, всегда хочется забивать больше и по максимуму реализовывать свои моменты.
— Однако вам есть чем похвастаться не только на фоне Дарьи Самохиной или Анны Вяхиревой, но и Аны Грос или Кристины Нягу. Догадываетесь чем?
— Нет, не знаю.
— У вас по итогам группового этапа самый высокий процент реализации бросков на турнире из тех, кто отличился более десяти раз. При этом вы ещё и семиметровые не бьёте.
— Надо же! Это неожиданность для меня, конечно приятная. Мы были на турнире в Норвегии, и там получалось через игру то 75—80 процентов, то 50. Евгений Васильевич отметил, что, когда я выхожу один на один, показатель не очень, и подсказал, что исправить, что изменить. Наверное, сработало.
— Не ожидали от себя подобной прыти на чемпионате мира?
— Слегка удивлена, ведь мы не следим за своими показателями на протяжении турнира, можем оценить только результат после его завершения. Все игроки суеверные, и лично я никогда не смотрю и не считаю, какой у меня коэффициент реализации.
— Насколько вы довольны своим дебютом в сборной на крупном турнире, если абстрагироваться от результативности?
— Когда я оцениваю свою игру, на первом месте всегда не личная результативность, а тот вклад, который я внесла в общее дело, например в матче с Японией было много удалений на мне. Трефилов говорит: когда выходишь на площадку, задача минимум — отработать в ноль, пусть ничего не забить, но и не привезти гол или удаление.
— Почему, на ваш взгляд, не всё получается в обороне, ведь тренер именно об этой проблеме говорит чаще всего?
— Сложно сказать. Когда получаем от соперника, нам это надоедает. К примеру, команда Черногории очень грубая: цепляются, дерутся. Мы сначала были с ними чересчур вежливыми. А когда ты уже получила в губу, как Аня Вяхирева, начинаешь злиться, давать сдачу и играть жёстче.
— Изменилось ли ваше отношение к себе после того, как вас признали лучшей правой крайней женской Суперлиги по итогам сезона-2016/17?
— Нет, совсем не изменилось. Есть Марина Ярцева, очень хорошая правая крайняя. Не знаю, кто составляет эти рейтинги. Считаю, что есть ещё минимум пара человек, которые достойны этого звания. Мне всегда есть к чему стремиться.
— Если попросите Трефилова остаться после тренировки и отточить какие-то навыки дополнительно, какая будет реакция?
— Думаю, согласится. Любому тренеру льстит, когда игроки просят позаниматься с ними отдельно, передать свои знания, подсказать, что можно улучшить. Думаю, он будет только рад.
— На кого равняетесь по отношению к делу, тренировкам?
— Когда я только начинала заниматься гандболом, воображение было большое, и мечтала быть похожей на многих известных игроков. Но сейчас, когда вокруг тебя реальные люди: и в сборной, и в клубе, — равняюсь в первую очередь на них. Есть такие люди, как Майя Петрова, моя соседка и одноклубница. Сколько лет играет на высшем уровне, всегда очень профессионально относится к делу. Зачем нам смотреть на европейцев или ещё кого-то, если у нас есть свои, живые примеры.

«Сейчас выхожу на площадку без дрожи в коленках»

— Полтора года назад вы сменили гражданство. Не пожалели?
— Нет, никаких сожалений не было. Это решение было взвешенным, оно зрело давно. Я понимала, что при нынешнем состоянии украинского спорта там у меня не будет развития и игрового будущего: нет никаких надежд, не за что зацепиться. Я уже пять лет в России, живу не так далеко от города, где выросла. Там до сих пор обитают мои родители. Жаль мне Украину, что они пропускают такие турниры. Уровень гандбола в стране сильно упал.
— Сейчас уже спокойно воспринимаете произошедшее, ведь вас в СМИ чуть ли не предателем родины называли?
— Я вообще отстранилась ото всех социальных сетей, моих страниц нигде нет. Считаю, что там очень много грязи. И больше всего её исходит от людей, которые совсем не разбираются в гандболе и ничего в жизни не достигли. Возможно, они этим негативом питаются. Я сделала свой выбор: не хочу ни читать, ни иметь с этим ничего общего.
— Вашей личной страницы нет, но есть фан-аккаунты, например в Instagram. Как вы к этому относитесь?
— Это, безусловно, приятно. Люблю встречаться с болельщиками, особенно с детками, которые за тебя переживают, хотят быть похожими. Это вдохновляет.
— Какие эмоции испытали, когда впервые надели форму сборной России и слушали гимн?
— Отлично помню этот день. Дебютировала в матче с Португалией. С утра очень нервничала. И это ожидание матча было ещё страшнее самого матча. Ты готовишься и знаешь, что все будут на тебя смотреть, все от тебя чего-то ждут, какого-то чуда может. Это ощущение не покидало до финального свистка, так как ответственность была большая, и хотелось выложиться по максимуму.
— Сейчас стало проще?
— От матча к матчу я становилась увереннее, и сейчас уже я выхожу на площадку без дрожи в коленках.
— Чем для вас отличаются игры за клуб и за сборную?
— В обоих случаях я чувствую большую ответственность, поэтому для меня нет большой разницы. В каждой игре нужно показывать все свои лучшие качества и добиться победы. Я выкладываюсь по полной что в клубе, что в сборной.
— Вы уже довольно опытная гандболистка, но в сборной новичок. Это новая страница в вашей карьере. Волновались, как вас девочки примут?
— Мы все дружны. Прекрасно понимаю, что даже если между нами разница в десять лет, но я только пришла, а этот человек прошёл со сборной и Крым, и рым, нет ничего зазорного в том, чтобы лишний раз собрать мячи, отнести сетку, постирать манишки. В нашем воспитании заложено уважение к людям, которые уже внесли свой большой вклад в победы команды. Не нужно никого просить что-то сделать, неважно, дежурный ты или нет — пойдёшь собирать мячи, потому что сам понимаешь: ты тут «младший». Это ни в коем случае не дедовщина, никто ни к чему не принуждает. Все поступают так сами, потому что считают правильным.
— Олимпийские чемпионки не получают поблажек от тренера?
— Трефилов не даст зазнаться. Мне кажется, они ещё больше остальных от него получают нагоняй, так как статусу нужно соответствовать, и некоторые ошибки, которые он готов простить другим, им не простит.
— Трефилов в интервью сравнил вас с солдатами. Вы с этим согласны?
— Евгений Васильевич — человек старой закалки, настоящий патриот, болеет за свою страну и считает, что мы всегда должны быть первыми. У него и настрой такой. Говорит команде: «Вот норвежки приехали на игру со жвачками, с наглым видом, уже победили вас. А мне хочется, чтобы вы, простые кривые русские бабы, вышли и поставили их на место». После таких слов хочется рвать и метать, мотивирует отлично.

«Под нейтральным флагом играть не поеду»

— Следили ли за новостями о решении МОК по нашим олимпийцам и как к ним отнеслись?
— Конечно, следили. Это часть нашей работы, мы все в одном котле варимся. Эта новость на устах, читаем и обсуждаем. Очень жаль, что так всё закончилось. Президент Федерации гандбола России Сергей Шишкарёв, когда провожал нас на соревнования, предупреждал, что это может случиться, и говорил: «Вам придётся отдуваться за всех, играть за себя и за того парня». Печально, что теперь спорт так сильно политизирован и не поймёшь, кто прав, кто виноват. Я стараюсь в это не лезть, правды там не найти. Жалко, что страдают ото всего этого спортсмены и спорт вообще.
— Ощущаете себя частью одного большого российского спортивного сообщества? Это отстранение восприняли как личный удар?
— Сочувствуем всем ребятам как спортсмены спортсменам. Хочется их как-то поддержать, но, к сожалению, всё, что мы можем сделать, — сами выступить хорошо.
— Олимпийский чемпион Уле-Эйнар Бьорндален сказал, что если теперь из-за царапины на пробирке можно получить дисквалификацию, то даже он будет бояться сдавать допинг-пробы. А у вас появился страх перед этой процедурой?
— Пока мы были в Москве на сборах, за неделю анализ брали дважды. Я всегда переживаю. Как только началась вся эта история с допингом, ходили слухи, что и какими-то кремами нельзя пользоваться, всё может повлиять. И невозможно уже уследить за всеми изменениями. Сегодня препарат от простуды или витамины, которые ты принимаешь, разрешены, а завтра — попали под запрет. Следим за всем, пьём только проверенные лекарства, но страх есть: мало ли что они там опять придумают. Ведь у нас как: пришёл, сдал свои анализы, их забрали. И мы понятия не имеем, что они там с ними делают, куда их везут.
— Сами бы согласились выступать под нейтральным флагом?
— Мы обсуждали этот вопрос с командой. Я бы поддержала отстранённых спортсменов и не поехала. А за что выступать? За самого себя? В знак протеста не стала бы участвовать. Своим выступлением мы уже ничего никому не докажем. Это дело каждого, готов ли он пожертвовать своим временем, подготовкой и амбициями и сохранить лицо, чтобы быть единым целым со своей страной. Я бы не поехала, осталась бы с Трефиловым.
— За какими видами спорта, кроме гандбола, следите?
— В Ростове сходили с девчонками на хоккей, правда всего один раз: то не собраться, то тренировки, то уезжаем. Летом ещё на футбол ходили, на «Ростов». Было интересно за ними следить. А со сборной не так давно были на матче «Спартак» — «Ливерпуль». Евгений Васильевич нас сопровождал. Думали, что не отпустит, так как встреча начиналась в 21:45, а утром у нас тренировка. Отлично сходили, жаль, что в Англии подопечные Массимо Карреры проиграли 0:7, мы сильно расстроились. Но ничего, в Лиге Европы проявят себя, я в этом уверена.
russian.rt.com

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *