Выход Германии из лиги наций

Июл 6, 2019 Спорт

Выход Германии из лиги наций

ВЫХОД ГЕРМАНИИ ИЗ ЛИГИ НАЦИИ

Письмо министра иностранных дел Германии фон Нейрата
Генеральному секретарю Лиги Наций Авенолю

Октября 1933 г.

От имени Германского правительства имею честь сообщить вам настоящим, что Германия заявляет о своем выходе из Лиги Наций согласно п. 3, ст. I Статута.

Сборник документов по международной политике и международному праву. С. 172.

УСТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СССР И США

ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТА США ф.РУЗВЕЛЬТА
НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПО ИНОСТРАННЫМ ДЕЛАМ М.М.ЛИТВИНОВУ

Ноября 1933 г.

Мой дорогой господин Литвинов, я весьма счастлив известить Вас, что в результате наших с Вами бесед правительство США решило установить нормальные дипломатические отношения с правительством СССР и обменяться с ним послами.

Надеюсь, что отношения, ныне установленные между нашими народами, смогут навсегда оставаться нормальными и дружественными и что наши народы впредь смогут сотрудничать ради своей взаимной пользы и ради сохранения мира во всем мире.

Примите и пр…

Франклин Рузвельт.

ПИСЬМО НАРОДНОГО КОМИССАРА ПО ИНОСТРАННЫМ ДЕЛАМ СССР М.М.ЛИТВИНОВА ПРЕЗИДЕНТУ США Ф.РУЗВЕЛЬТУ

Ноября 1933 г.

Мой дорогой господин Президент, я весьма рад известить Вас, что правительство СССР охотно готово установить нормальные дипломатические отношения с правительством США и обменяться послами.

Я также разделяю надежды, что отношения, ныне установленные между нашими народами, смогут навсегда оставаться нормальными и дружественными и что наши народы впредь смогут сотрудничать ради своей взаимной пользы и ради сохранения мира во всем мире.

Примите и пр…

Максим Литвинов.

Хрестоматия по новейшей истории. М., 1960. Т.1. С. 230.

* * *

СОВЕТСКО-ФРАНЦУЗСКИИ ДОГОВОР О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ

Мая 1935 г.

(Извлечение)

Статья I. В случае, если СССР или Франция явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 устава Лиги Наций.

Статья II. В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 устава Лиги Наций, СССР или Франции явились бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья III. Принимая во внимание, что согласно статье 16 устава Лиги наций каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15 устава, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются, в случае, если одна из них явится в этих условиях и несмотря на искренние мирные намерения обеих стран предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье
16 устава.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явятся предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 устава Лиги Наций.

Статья IV. Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон как членов Лиги Наций, то ничто в настоящем договоре не будет толковаться как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из устава Лиги Наций.

Протокол подписания

В момент подписания советско-французского договора о взаимной помощи от сего числа уполномоченные подписали нижеследующий протокол, который будет включен в обмениваемые ратифицированные грамоты договора.

I. Условлено, что следствием статьи III является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленно помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 устава. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, чтобы Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет по той или иной причине никакой рекомендации и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

II. Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать настоящим договором обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

III. Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности Договаривающихся Государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность, в соответствующем случае, участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего договора.

IV. Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР Балтийские государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому договору о ненападении от 29 ноября 1932 года и притом без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению со стороны одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Документы внешней политики СССР. М., 1973. Т.18. С.309-312.

ДОГОВОР О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ
МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
И ЧЕХОСЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ

Мая 1935 г.

(Извлечение)

Статья 1. В случае, если Союз Советских Социалистических Республик или Республика Чехословацкая явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Республика Чехословацкая и соответственно Союз Советских Социалистических Республик обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 устава Лиги Наций.

Статья II. В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграфа 7 устава Лиги Наций, Союз Советских Социалистических Республик или Республика Чехословацкая явились бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Республика Чехословацкая и взаимно Союз Советских Социалистических Республик окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья III. Принимая во внимание, что, согласно статье 16 устава Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13 и 15 устава, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, Союз Советских Социалистических Республик и взаимно Республика Чехословацкая обязуются в случае, если одна из них явится в этих условиях и несмотря на искренне мирные намерения обеих стран предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 устава.

То же обязательство принято на случай, если Союз Советских Социалистических Республик или Республика Чехословацкая явятся предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в §§ 1 и 3 статьи 17 устава Лиги Наций.

Статья IV. Без ущерба для предыдущих постановлений настоящего договора установлено, что если одна из Высоких Договаривающихся Сторон явится предметом нападения со стороны одной или нескольких третьих держав в условиях, не дающих основания для оказания помощи и поддержки в пределах настоящего договора, то другая Высокая Договаривающаяся Сторона обязуется не оказывать в течение конфликта ни прямо, ни косвенно помощи и поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из сторон эаявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которая находилась бы в противоречии с настоящим обязательством.

Статья V. Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон как членов Лиги Наций, то ничто в настоящем договоре не будет толковаться как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из устава Лиги Наций.

Протокол подписания

В момент подписания советско-чехословацкого договора о взаимной помощи от сего числа уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты договора.

1 Условлено, что следствием статьи III является обязательство: каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленно помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 устава. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, чтобы Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет по той или другой причине никакой рекомендации, или если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

2. Оба правительства констатируют, что обязательства, предусмотренные статьями I, II и III настоящего договора, заключенного в стремлении содействовать созданию в Восточной Европе региональной системы безопасности, начало которой положено франко-советским договором от 2 мая 1935 года, ограничиваются теми же пределами, которые установлены п. 4-м протокола подписания упомянутого договора. Одновременно оба правительства признают, что обязательства взаимной помощи будут действовать между ними лишь поскольку при наличии условий, предусмотренных в настоящем договоре, помощь Стороне – жертве нападения будет оказана со стороны Франции.

3. Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собою те, которые вытекают из настоящего договора.

Документы внешней политики СССР. М., 1973. Т. 18. С. 333-336.

Урок истории. Как Германия вышла из Лиги Наций

2-го февраля 1932 года в Женеве ( Швейцария ) после длительного подготовительного периода открылась Конференция по разоружению, созванная по инициативе Совета Лиги Наций.
63 государства направили своих представителей на эту конференцию. Из них 9 ( СССР, США, Афганистан, Бразилия, Египет, Коста-Рика, Мексика, Турция, Эквадор ) в Лигу Наций не входили.
Целью этого форума была выработка и подписание договора о всеобъемлющем сокращении вооружений, и особенно наступательного оружия.
Германия, армия и флот которой уже были ограничены Версальским мирным договором, потребовала от других стран разоружения до её уровня, а в случае отказа требовала предоставить ей право наращивать свою военную мощь. Франция, которую страшило восстановление мощи Германии, доказывала, что разоружению должно предшествовать обеспечение безопасности, а также настаивала на предоставлении гарантий безопасности и учреждении международной полиции до того, как она сократит численность собственных вооруженных сил.
Летом 1932 года, когда участники форума зашли в тупик, конференция была закрыта.
Повторно конференция была созвана в феврале 1933 года, спустя всего несколько дней после прихода к власти в Германии Адольфа Гитлера. Полные решимости вновь вооружиться, власти Германии отклонили все предложения. С различными перерывами Конференция продолжалась вплоть до 1935 года.
Вот здесь фотография делегатов Конференции по разоружению ( в центре сидит делегат от Германии — Йозеф Геббельс ):
http://s019.radikal.ru/i602/1502/3d/64f56a04b54a.jpg
Осуществляя свою программу подготовки войны, гитлеровское правительство лицемерно заверяло всех в своём искреннем миролюбии. В первом же воззвании нового кабинета «К германской нации» говорилось, что новое «национальное правительство» Германии «преисполнено сознанием важности задачи содействовать сохранению и укреплению мира, в котором человечество нуждается теперь больше, чем когда бы то ни было».
В этом документе от 1 февраля 1933 г. германское фашистское правительство определяло цели внешней политики Германии в двух крайне туманных пунктах: 1 ) «утверждение права на жизнь» и 2 ) «восстановление свободы». Оба эти пункта сводились к общему требованию «равноправия» Германии, в особенности в вопросе о вооружении. Германское правительство, гласила декларация, считает своим долгом добиваться отмены дискриминации в отношении Германии и «равноправия» как «инструмента мира».
Учитывая реальное соотношение военно-политических сил гитлеровская дипломатия в своих официальных выступлениях маскировала свои планы подготовки войны пацифистской фразой. Гитлер считал необходимым создать за границей впечатление, что кровожадные откровения его пресловутой книги «Моя борьба» не выражают политических стремлений национал-социалистического правительства. Гитлер изображал себя решительным СТОРОННИКОМ ЕВРОПЕЙСКОГО МИРА. Он утверждал, что главная угроза для мира кроется в безоружности и беззащитности Германии перед лицом большевистской опасности.
В новогоднем ( начинался 1933 г. ) выступлении в прессе накануне своего назначения рейхсканцлером Гитлер объявил себя борцом против марксизма и против «исполинской опасности большевизма». Мировая реакция с удовлетворением приняла эту декларацию. Буржуазная английская пресса, поддавшаяся на эту уловку Гитлера, сочувственно отметила, что в первый раз Гитлер объявляет главным врагом Германии не Версальский договор, а марксизм и большевизм.
Назначение Гитлера рейхсканцлером было встречено сдержанно в дипломатическом мире. Но общественное мнение в Европе было сильно возбуждено. Английская буржуазная печать, всё ещё соблазняемая антибольшевистскими посулами Гитлера, уверяла, что приход его к власти не окажет большого влияния на международные отношения.
Опасение, что с приходом к власти Гитлера в Германии «широко откроется дверь для ВОЕННЫХ АВАНТЮР», высказывали некоторые дальновидные французские дипломаты.
В интервью, данном корреспонденту газеты «Daily Mail» 7 февраля 1933 г., Гитлер заявлял, что «Версальский договор является несчастьем не только для Германии, но и для других народов». Он надеется, что пересмотра его будут требовать не только немцы, но и весь мир. Главное же, в чём он видит опасность, — это коммунизм.
Вскоре было официально объявлено о создании нового отдела внешней политики национал-социалистической партии под руководством Розенберга. В ряде интервью о задачах и функциях нового отдела Розенберг вслед за Гитлером повторял, что «Германия до конца испробует всякую возможность мирного разрешения внешнеполитических проблем». Германия ни на кого НЕ ХОЧЕТ НАПАДАТЬ, даже на Францию. Она хотела бы, чтобы все страны разоружились, вместо того чтобы тратить свои средства на вооружения. Если же другие державы не поддержат нацистскую Германию, «коммунизм распространится от Владивостока до Атлантического океана».
Розенберг ( Альфред Эрнст Вольдемарович, 1893 — 1946 гг., российского происхождения, учился в Москве, один из теоретиков национал-социализма, автор «расовой теории» и «окончательного решения еврейского вопроса» ) указывал далее, что между Германией и западными державами не существует принципиальных, жизненно важных разногласий. Перед германским государством стоит проблема «восточного пространства». «Мы не имеем тщеславного желания превратиться в опасного конкурента американским интересам, — заявил Розенберг. — Наше внимание обращено теперь на восток Европы. Там находятся будущие рынки Германии».
В том же «примирительном тоне» звучала и речь Гитлера в Рейхстаге 23 марта 1933 г. Гитлер заявлял о желании германского правительства установить тесное сотрудничество с Англией. В другой речи в Рейхстаге, от 17 мая 1933 г., Гитлер благодарил Рузвельта за его посредничество при урегулировании экономических затруднений Германии. Он подчёркивал готовность Германии к «мирному сотрудничеству» со всеми державами.
12 июня 1933 года в Лондоне была созвана Международная экономическая и финансовая конференция. На этой конференции германский министр экономики ( Веймарской республики ) Альфред Гугенберг ( 1865 — 1951 гг. ) выступил с меморандумом, который содержал перечень мероприятий, якобы необходимых для «преодоления экономического кризиса». Гугенберг настаивал на урегулировании международной задолженности, на возвращении Германии колоний в Африке и на предоставлении «лишённому территории» немецкому народу новых земель на Востоке, где «эта ЭНЕРГИЧНАЯ РАСА могла бы расселиться».
Выступление Гугенберга понято было всей международной прессой как провозглашение «крестового похода» против СССР с целью захвата советских территорий.
22 июня 1933 г. советское правительство обратилось к германскому правительству с нотой протеста. В ней указывалось, что «подобные враждебные заявления стоят в резком противоречии с обязательствами, принятыми на себя германским правительством по договору о дружбе и нейтралитете, заключённому в Берлине 24 апреля 1926 г.».
Статс-секретарь Бюлов отклонил советский протест. По его мнению, меморандум не давал оснований советскому правительству заключать, что планы колонизации, о которых говорил Гугенберг, относятся к территории СССР. Тем не менее Гугенберг был отозван с конференции. Вслед за ним уехали и другие члены германской делегации.
Во время Лондонской экономической конференции советская делегация предложила всем государственным деятелям, собравшимся на эту конференцию, подписать соглашение об ОПРЕДЕЛЕНИИ АГРЕССИИ. Конвенцию об определении агрессора подписали 3 июля 1933 г. Афганистан, Эстония, Латвия, Иран, Польша, Турция и СССР. 4 июля такое же соглашение, но с некоторыми дополнительными статьями, подписали и страны Малой Антанты. 5 июля было подписано соглашение между СССР и Литвой. Финляндия присоединилась к нему впоследствии, но с некоторыми оговорками.
Тем временем летом 1933 г. через советского посла в Риме Бенито Муссолини ( 1883 — 1945 гг., итальянский дуче ) поставил перед Сталиным вопрос о заключении советско-итальянского политического договора. Предложение Муссолини было принято. После непродолжительных переговоров, 2 сентября 1933 года в Риме был подписан советско-итальянский пакт о дружбе, ненападении и нейтралитете.
Между тем поведение Германии становилось всё более вызывающим. 15 сентября 1933 г. барон Константин фон Нейрат ( 1873 — 1956 гг., рейхсминистр иностранных дел ) решительно потребовал, чтобы Конференция по разоружению признала равноправие Германии. В противном случае «неизбежен провал идеи разоружения со всеми трагическими последствиями».
Однако Франция за время трёхмесячного перерыва работ конференции пришла к выводу, что при быстром вооружении Германии вообще нет смысла рассматривать мероприятия по разоружению. Французская делегация предложила утвердить вооружения на достигнутом уровне и отказаться в течение четырёх-пяти лет как от разоружения, так и от довооружения. При этом французы настаивали на принятии системы санкций в отношении нарушителей предлагаемого постановления.
Англия и Италия отказались поддержать французское предложение. Но американский представитель Норман Дэвис энергично выступил на его защиту. Соглашение, наконец, было достигнуто.
24 сентября 1933 г., на собрании Лиги наций, барону фон Нейрату от имени четырёх держав ( Англии, Франции, Италии и США ) был предложен проект нового договора. Он устанавливал два этапа разоружения: первый — период стабилизации от трёх до четырёх лет, в течение которого Германия должна была заменить свою систему долгосрочной службы краткосрочной; второй этап — тоже от трёх до четырёх лет, в течение которого должно быть проведено фактическое разоружение.
Германия отказалась принять этот проект. Германский министр внутренних дел Вильгельм Фрик ( 1877 — 1946 гг. ) заявил в Берлине, что Германия не желает больше играть роль парии; если ей ОТКАЗЫВАЮТ В РАВНОПРАВИИ, она НЕ БУДЕТ впредь участвовать в МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЕРЕНЦИЯХ. Фашистская печать усилила кампанию за немедленное аннулирование Версальского договора.
6 октября 1933 г. германское правительство обратилось к английскому и итальянскому правительствам с нотой, в которой заявляло, что принятие предложений четырёх держав означало бы дискриминацию, на которую Германия не может согласиться: «Германия желает получить либо полную свободу, либо подвергнуться таким же качественным ограничениям, как и другие страны». Начались новые переговоры. В течение трёх дней, с 9 по 11 октября, представители пяти держав в Женеве напрасно пытались смягчить германскую позицию, выраженную в ноте от 6 октября.
Председатель германской делегации на конференции Рудольф Надольный ( 1873 — 1953 гг., первый посол от фашистской Германии в Москве ) продолжал упорствовать. 13 октября Гитлер собрал кабинет, вызвал в Берлин рейхспрезидента Пауля фон Гинденбурга ( 1847 — 1934 гг. ) из его резиденции Нейдек и поставил вопрос о выходе Германии из Лиги наций.
14 октября 1933 г. Джон Саймон ( 1873 — 1954 гг., министр иностранных дел Великобритании ) выступил в Женеве с новым предложением — удлинить период разоружения до восьми лет; в течение этого срока выполнялась бы программа, обеспечивающая разоружение, безопасность и равноправие всех держав.
Тотчас после совещания председатель конференции получил от германского министра иностранных дел телеграмму следующего содержания: «В свете того направления, какое приняло в последнее время обсуждение державами вопроса о разоружении, ясно, что конференция по разоружению не выполнит своей единственной задачи — общего разоружения… Германское правительство вынуждено поэтому покинуть конференцию по разоружению».
В то же самое время германское правительство заявило о ВЫХОДЕ Германии из Лиги Наций.
В связи с этим Гитлер президентским указом распустил Рейхстаг и обратился к германскому народу с воззванием, в котором лицемерно пытался оправдать этот шаг германского правительства «миролюбием и чувством чести». Он заявил, что «германское правительство увидело в решениях конференции несправедливую и унизительную дискриминацию германского народа. Оно не сочло больше возможным поэтому участвовать в работах конференции, где НЕМЕЦКУЮ НАЦИЮ ТРЕТИРОВАЛИ как бесправную и второразрядную». Выборы нового Рейхстага поставят этот вопрос на суд немецкого народа, который должен вынести своё окончательное суждение.
Через несколько дней, 19 октября 1933 г., германский министр иностранных дел послал генеральному секретарю Лиги Наций короткую телеграмму: «От имени германского правительства имею честь настоящим сообщить вам, что Германия заявляет о своём выходе из Лиги Наций, согласно пункту 3 статьи 1 устава».
Уход Германии с Конференции по разоружению и её заявление о выходе из Лиги Наций означали новый этап не только в политике Германии, но и в дальнейшем развитии международных отношений. Период пацифистских конференций, переговоров и соглашений закончился.
Фашистская Германия СОЗДАЛА ОЧАГ ВОЙНЫ в самом центре Европы.
_____________________
1 февраля 2015 г.

Выход Германии из Лиги наций

В сентябре 1933 г. вновь стали звучать требования Германии на конференции по разоружению в Женеве о необходимости признания равноправия Германии. Французская делегация предложила утвердить вооружения на достигнутом уровне и отказаться в течение четырех-пяти лет, как от разоружения, так и от довооружения. При этом французы настаивали на принятии системы санкций в отношении нарушителей предлагаемого постановления.

Англия и Италия отказались поддержать французское предложение. Но американский представитель Норман Дэвис выступил на его защиту. Соглашение, наконец, было достигнуто. 24 сентября 1933 г., на собрании Лиги наций, германскому представителю, барону фон Нейрату от имени четырех держав — Англии, Франции, Италии и США — был предложен проект нового договора. Он устанавливал два этапа разоружения: первый — период стабилизации от трех до четырех лет, в течение которого Германия должна была заменить свою систему долгосрочной службы на краткосрочную; второй этап — тоже от трех до четырех лет, в течение которого должно быть проведено фактическое разоружение.

Германия отказалась принять этот проект, заявив, что не желает больше играть роль парии; если ей отказывают в равноправии, она не будет впредь участвовать в международных конференциях.

6 октября 1933 г. германское правительство обратилось к английскому и итальянскому правительствам с нотой, в которой заявляло, что принятие предложений четырех держав означало бы дискриминацию, на которую Германия не может согласиться. 13 октября Гитлер собрал кабинет, вызвал в Берлин президента Гинденбурга и поставил вопрос о выходе Германии из Лиги наций. На следующий день, 14 октября германское правительство заявило о выходе Германии из Лиги наций и об ее уходе с конференции по разоружению. В связи с этим Гитлер президентским указом Гинденбурга распустил рейхстаг и назначил всеобщие выборы на 14 ноября.

19 октября 1933 г. генеральный секретарь Лиги наций получил короткую телеграмму от германского министра иностранных дел: «От имени германского правительства имею честь настоящим сообщить вам, что Германия заявляет о своем выходе из Лиги наций, согласно пункту 3 статьи 1 Устава».

Уход Германии с конференции по разоружению и ей заявление о выходе из Лиги наций означали новый этап не только в политике Германии, но и в дальнейшем развитии международных отношений. Период пацифистских конференций, переговоров и соглашений закончился. Фашистская Германия создавала очаг войны в Европе.

Вступление СССР в Лигу наций и заключение договоров о взаимопомощи

18 сентября 1934 г. Ассамблея Лиги наций по инициативе французской дипломатии постановила принять Советский Союз в Лигу и предоставить ему постоянное место в Совете Лиги. Три государства — Нидерланды, Португалия и Швейцария проголосовали против этого решения.

После того как гитлеровцы в марте 1935 г. объявили о введении в Германии всеобщей воинской повинности, стремление к сближению с Советским Союзом стало во Франции преобладающим. Даже часть традиционно антисоветских кругов, патриотически настроенная, начала требовать соглашения с СССР.

2 мая 1935 г. в Париже состоялось подписание договора о взаимной помощи между СССР и Францией. Участники договора обязались в случае нападения со стороны какого-либо европейского государства немедленно оказать друг другу помощь и поддержку. В протоколе, подписанном одновременно с договором, подчеркивалось стремление обеих сторон и в дальнейшем добиваться заключения европейского соглашения по вопросам безопасности. В протоколе отмечалось также, что помощь, предусмотренная договором, должна быть оказана в соответствии с рекомендациями Лиги наций, однако если такой рекомендации не будет, то «обязательство помощи, тем не менее, будет выполнено».

Вслед за договором с Францией Советский Союз 16 мая 1935 г. подписал сходный по содержанию договор о взаимной помощи с Чехословакией. По этому договору СССР обязан был прийти на помощь Чехословакии, если Франция выполнит свои обязательства по отношению к этой стране и придет ей на помощь. Был подписан соответствующий чехословацко-французский пакт. Однако позиция Франции не была последовательной. Во многом она продолжала следовать линии британской политики, рассчитанной на сохранение европейского мира путем уступок агрессорам. Это была политика «умиротворения» фашистской Германии. Из-за нежелания французской стороны военная конвенция Франции с Советским Союзом не была подписана.

В начале 1934 г. Соединенные Штаты Америки вышли за пределы «Вашингтонско-лондонской» пропорции морских вооружений. Ф. Рузвельт заявил о намерении США вернуться с учетом новых условий к вильсоновской концепции военно-морского строительства. В свою очередь, Япония в 1936 г. объявила о денонсации Вашингтонского и Лондонского морских договоров.

В конце 1935 г. в Лондоне была созвана новая конференция пяти держав по военно-морским вооружениям. На ней Япония, воодушевленная подписанием в мае 1935 г. англо-германского морского соглашения, потребовала равенства в морских вооружениях с Великобританией и США и покинула конференцию после того, как эти требования были отклонены. Ее примеру последовала фашистская Италия.

Новый военно-морской договор, подписанный в марте 1936 г. США, Великобританией и Францией, в основном сохраняя прежнюю пропорцию, не предусматривал количественных ограничений в строительстве военных флотов. В мире начиналась новая гонка морских вооружений.

Под давлением общественного мнения правительства Англии и Франции согласились с необходимостью созвать международную конференцию по мерам борьбы с пиратством на море. 14 сентября 1937 г. в Нионе (Швейцария) девять государств — СССР, Англия, Франция, Турция, Греция, Югославия, Румыния, Болгария и Египет — подписали соглашение, в соответствии с которым каждая подводная лодка и самолет, напавшие на торговые корабли, должны быть немедленно атакованы и уничтожены военными кораблями Англии и Франции. Заинтересованные правительства распределили между собой охрану моря по отдельным зонам. Италия и Германия отказались участвовать в конференции. Нионская конференция и ее решения продемонстрировали возможность успешной защиты интересов государств, — пиратские действия на море были почти полностью прекращены.

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *