Пол гаскойн сейчас

Апр 11, 2019 Спорт

Пол гаскойн сейчас

«Выпивал за день 2 литра джина, 15 банок пива и вызывал проституток». Дно Пола Гаскойна

«Футбол 24» — о жизненной трагедии талантливого английского футболиста на пересечении 1980-х и 90-х.

«Не знаю, что будет дальше. Но вчера я не пил, не пил сегодня и надеюсь, что не буду пить завтра» (Пол Гаскойн)

Время неутомимо идет вперед, меняются поколения и чемпионы. Не меняется только Пол Гаскойн. Имею в виду его закоренелые привычки — алкогольного спрута, который прочно обхватил легендарного игрока и не отпускает. Тело же как раз меняется — в скрюченными мужчине, которому на вид уже под 60, а иногда и 70, трудно распознать футболиста, который еще 15 лет назад забивал за «Эвертон» в Премьер-лиге.

Это какой-то бесконечный день сурка! Много лет Пол просыпается с тяжелой усталостью, как будто только что отбегал 90 минут за родной «Ньюкасл». В горле — сумасшедшая жажда. Руки дрожат, непросто их освоить, чтобы тонкой струйкой налить в стакан остатки содержимого вчерашней бутылки. К черту стакан! К черту всех и вся! Он нетерпеливо пьет прямо из горла — и по горлу бежит приятная благодать. Тело расслабляется, разглаживаются морщины, настроение мгновенно улучшается. Теперь можно спокойно пошарить в карманах брюк в поисках нескольких мелких купюр. Дальше — поход в Алкомаркет и возвращение с пакетом в руках. Содержание красноречиво бряцает. Значит, будет новый пир. И так — по замкнутому кругу.

«Он выпивал все больше и не мог себя контролировать. Пил два литра джина в день, если не больше. Его холодильник был забит бутылками. Он смешивал его со Stella Artois. Мог легко выпить 10-15 банок, но ему было все мало. Останавливался только тогда, когда уже лежал на холодном полу. Однажды я его застала в ванной, когда он делал инъекцию кокаина себе в ногу. Бывало, что он брал лист бумаги с номерами и вызвал проституток. Но был слишком пьян. Начинал бегать по квартире и жаловаться, что не может заниматься сексом». Подробности от некой Шейн Эббот, бывшей соседки Газзы, шокируют. Миссис преувеличивает? Посмотрите на распухшее и деформированное лицо Гаскойна — вы поймете, что она говорит правду.

Сел пьяным, как чип, за руль гольфкара и перевернулся в кювет. Бессильно барахтался в луже собственной крови. Выпал из салона такси и разбил себе лицо. Английские СМИ питались этими эпизодами, как стервятники.

Газза пытался преодолеть пагубную зависимость. Вот «честное гаскойновское». Он прошел около двух десятков лечебных курсов, которые напоминали самобичевание. Ты переступаешь порог реабилитационной клиники строгого режима, сдаешь свой кошелек, телефон, одежду в камеру хранения. Здесь нет футболистов, юристов или лордов — есть разбитые вдребезги пациенты, которые сквозь туман осознают: нужно справиться с внутренними демонами. Никакого телевизора или интернета — есть только ты и медперсонал. Пол может считаться «рецидивистом» таких добровольно-принудительных «тюрем». Он каждый раз возвращается туда, хотя и выходил немного лучшим человеком, настроенным жить по сухому закону.

Хорошие и плохие дни Газзы можно отслеживать с его активностью в микроблогах — он создал аккаунты в Instagram и Twitter. В сентябре-октябре прошлого года Гаскойн регулярно, практически ежедневно дописывал в «Сверчке». Затем была пауза вплоть до февраля 2016 года, когда появился один пост. Март — молчание. Апрель — три поста. Май — один пост. В Instagram последнее фото залито еще 17 недель назад. Не до публичности бывшему футболисту. Возможно, он писал сюда в минуты трезвости и просветления. Возможно — наоборот, ведь в Twitter можно найти следующее сообщение: «Утром со мной все ОК, извините за мои вчерашние твиты».

Пол уверяет, что сейчас, вот именно сейчас он стал на путь праведника: «Я не пил 11 месяцев. Сорвался только один раз, и меня все критикуют. Не надо так — я действительно возвращаюсь к нормальной жизни». Но никто не верит. Не верите и вы, правда? Мир так долго спорил — выкарабкается Газза со дна или нет, уже надоело. На человеку поставили крест.

Ситуацию осложняет то, что Гаскойну, по большому счету, негде себя реализовать после окончания игровой карьеры. Его тренерская деятельность ограничивается коротким периодом в заштатном «Кеттерингтоне». Экспертом вроде Гарри Линекера или Джейми Каррагера ему также не стать — слишком поверхностно мыслит, слишком отстал от современных реалий, слишком несерьезный по своему характеру. Газзу периодически приглашают посетить матчи родных «Ньюкасла» или «Тоттенхэма». Он располагается в вип-ложе, приветливо машет всем ручкой, позирует для селфи, а потом снова исчезает куда-то на длительное время.

Почему так произошло? Зачем Гаскойн так страстно прикладывается к бутылке? Только потому, что в голове — ветер?

Причин — много. Главная из них — Газзу мучает чувство вины. Он стал виновником двух смертей. В детстве не уследил за маленьким братом своего товарища, и тот попал под колеса автомобиля. Малыш умирал на руках Гаскойна. А вскоре, во время матча «двор против двора», от приступа астмы умер двоюродный брат Пола, которого тот подговорил плевать на все предостережения врачей и погонять мяч.

Нож в спину воткнула семья. Став знаменитым, Пол покупает своим родителям новенький особняк, брата и двух сестер одаривает иномарками. Он регулярно делает им дорогие сюрпризы, обеспечивает деньгами и путевками на курорты. Расставшись с женой Шерил Фейл, Газза от всей души отписывает ей собственный коттедж на берегу шотландского озера Ломонд. Она поливает его грязью в прессе. А родителям Гаскойна на это, похоже, все равно. Их молодость прошла в нищете, а внезапное богатство — ослепило.

Он не выиграл ни одного действительно серьезного трофея. Дважды чемпион Шотландии с «Рейнджерс», обладатель Кубка Англии и двух аналогичных посудин, которые получил в Глазго. Разве это достижение для футболиста, который считался главным талантом своей страны на пересечении 80-90-х? Откупоривая каждую новую бутылку, Газза, безусловно, думает и об этом. «В последний раз я был счастлив в 7-летнем возрасте», — как-то вздохнул в отчаянии.

Усталый, сломанный, больной. Каким сегодня проснулся Пол Джон Гаскойн на своей съемной квартире? Потянулась ли рука к недопитой бутылке? Удержится ли он от соблазна сорваться в ближайший алкомаркет? А повод, чтобы выпить, как ни крути, очень важный — Газзе исполняется 49. Демоны снова будут брать его в тесную осаду. Можно заключить с ними договор, или же отбиваться из последних сил. В основном Пол выбирал первый вариант. Что выберет сегодня?

Страница автора в Facebook

«Игра мертва без гения касаний». Почему Рыкун не стал Зиданом

Между Полом и Джоном мама выбрала Маккартни

Путь Пола Гаскойна в большой футбол, как это часто бывает, не был усеян розами, а его детство иначе как трудным не назовешь. Мама будущей звезды Кэрол Хэролд мыла полы в парикмахерской за полтора фунта стерлингов в неделю, папа трудился подносчиком раствора на стройке. Они поженились в 1966 году, а 27 мая 1967 года на свет появился наш герой.

Над выбором имени для старшего сына Гаскойны раздумывали долго. Кэрол была без ума от «Битлз» и долго не могла решиться — назвать мальчика в честь Джона Леннона или Пола Маккартни. Когда она шла регистрировать младенца, в ее голове крутилось два варианта — Джон Пол или Пол Джон. В итоге победа осталась за Маккартни.

Чтобы прокормить четверых детей, Гаскойнам приходилось трудиться дни и ночи напролет. Кэрол умудрялась совмещать три-четыре места работы, в то время как Джон то и дело находился в «творческом поиске».

— Мы не голодали, но и не страдали от излишеств, — вспоминал потом Пол Гаскойн. — Все четверо детей ходили в ванную вместе и там стирали свою одежду. У каждого из нас был всего один комплект одежды, поэтому мама потом полночи сушила и гладила ее, а утром мы одевались в чистое.

По рассказам Кэрол Гаскойн, Пол начал играть в футбол в девять месяцев, то есть как только научился ходить. С четырех лет он уже вовсю гонял мяч со сверстниками во дворе или в парке.

— Моим первым кумиром был Йохан Круифф. Я мог бесконечно смотреть за его игрой по телевизору, а потом пытался его копировать, — признавался Гаскойн. — А еще мне, как любому поклоннику футбола, нравился Пеле. И, конечно же, я с ранних лет был фанатом «Ньюкасла». Когда мы жили в Эдисон Гарденс, то могли отчетливо слышать гул трибун «Сент-Джеймс Парк».

Птенец «сорок»

Многочисленные скауты осаждали дом Гаскойнов с тех пор, как Полу исполнилось 12. Но ни к «Миддлсбро», ни к «Ипсвичу», ни к «Сандерленду» душа у Пола не лежала. Долгожданные посланцы «Ньюкасла» появились на пороге летом 1980-го. «Ну и где вы были так долго?» — спросил Гаскойн-старший, отворяя гостям дверь.

Пол, не раздумывая, принял предложение «сорок» и оказался в школе «Ньюкасла», а в 16 подписал с «черно-белыми» первый контракт. Его перевели в дублирующий состав и положили 25 фунтов стерлингов в неделю. Тогда же он получил прозвище, закрепившееся за ним на всю жизнь.

— Впервые Газзой меня назвал Колин Саджет, тренер молодежной команды, — объяснял Гаскойн. — Моего отца друзья звали Гасса, а меня частенько называли Гасса-маленький. Колин это прозвище видоизменил, причем вряд ли он сделал это нарочно. Все дело в его сандерлендском акценте. Так я и стал Газзой.

Годом позже Пол стал капитаном «молодежки» и дебютировал в главной команде, выйдя на замену в домашнем матче с «Куинз Парк Рейнджерс». Вскоре Гаскойн поднял над головой и первый серьезный трофей — дубль «Ньюкасла» выиграл Кубок Англии. Накануне своего 18-летия Пол получил предложение подписать первый профессиональный контракт с зарплатой в 120 фунтов в неделю. Газза подмахнул его с нескрываемым восторгом и на следующий сезон стал полноправным игроком «Ньюкасла».

Лондон зовет

В составе «сорок» Гаскойн довольно быстро стал одним из лидеров, но уже через год выяснилось, что талантливый полузащитник на «Сент-Джеймс Парк» долго не задержится. 11 место в английском чемпионате явно не удовлетворяло амбиций Газзы, который к тому времени постепенно стал привлекаться еще и к играм за молодежную сборную Англии. Гаскойн жаждал трофеев, выиграть которые с «Ньюкаслом» шансов не было. И предложения не заставили себя долго ждать.

Особенно усердствовали наставник «Тоттенхэма» Терри Венейблс и еще только начинавший свой взлет Алекс Фергюсон из «Манчестер Юнайтед». Газза колебался долго и в итоге поступил в своем фирменном стиле. Фергюсону, ждавшему его в Манчестере, сказал, что поедет отдыхать, а сам встретился с боссами «Тоттенхэма» и подписал контракт. Этой обиды наставник «МЮ» не забыл Гаскойну до сих пор.

«То, что он так никогда и не надел красную футболку, было его ошибкой, а не нашей. Я уверен, что сделал ему солидное предложение. Думаю, то, что он изменил решение, ударило по нам обоим», — писал потом Алекс Фергюсон в своей автобиографии.

В Лондоне Газза освоился быстро, причем не только на футбольном поле. Блистательная игра за «Тоттенхэм» сменялась шумными попойками и ночными загулами. Именно в тот момент пьянство стало отличительной чертой Пола Гаскойна, которую терпели только потому, что футболист приносил немалую пользу команде.

Слезы для Англии

Веселая жизнь полузащитника и его регулярное появление на страницах бульварных изданий не остановило наставника сборной Англии Бобби Робсона от довольно рискованного шага. Гаскойн в последний момент был включен в состав национальной команды на чемпионат мира 1990 года в Италии. Без особого блеска пройдя групповой этап, переиграв лишь египтян, команда Робсона одолела в 1/8 финала Бельгию, а в четвертьфинале остановила главную сенсацию того чемпионата — сборную Камеруна. Гаскойн провел все эти матчи без замен, но голов не забивал, да и вообще не являлся главной звездой той замечательной команды. Зато в перерывах между играми регулярно трепал нервы главному тренеру, с большим удовольствием нарушая режим.

Развязка наступила в полуфинале. Англичане тогда проиграли в серии послематчевых пенальти. Обидчиком родоначальников футбола стала сборная ФРГ, в итоге выигравшая турнир, а Гаскойн от расстройства расплакался прямо на поле.

Тем не менее, на родине игроков сборной Англии встречали, как настоящих героев. Стотысячная толпа приветствовала футболистов в аэропорту, и бронзовые призеры мирового первенства утонули в цветах, объятьях и восторженных криках. Львиная доля славы пришлась на долю Гаскойна. Англичан настолько тронули слезы игрока в полуфинальном матче, что Пол вернулся домой в ранге общенационального любимца.

Спустя шесть лет он снова был призван в сборную на крупный турнир — на домашний чемпионат Европы. История повторилась, как водится, в виде фарса. Англия снова дошла до полуфинала и проиграла немцам по пенальти. Этот турнир стал для Гаскойна последним крупным соревнованием на уровне сборных. Глен Ходдл в последний момент не включил полузащитника в состав команды, отправлявшейся на чемпионат мира во Францию. С тех пор футболку сборной Англии Газза больше не надевал.

В лазарет с кубком

По иронии судьбы первый большой трофей, выигранный Гаскойном, стал началом конца его карьеры. «Тоттенхэм» рвался к Кубку Англии. В полуфинале «шпоры» схлестнулись со своим самым принципиальным соперником — «Арсеналом». Гаскойн на пару с Гарри Линекером выдал гениальный матч, и «канониры» были повержены — 3:1. В финале Газза получил тяжелейшую травму колена и за вручением Кубка «Тоттенхэму» наблюдал уже по телевизору в больничной палате.

Травма выключила Гаскойна из большого футбола практически на полтора года, причем как раз в тот момент, когда игроком живо заинтересовался итальянский «Лацио». «Шпоры», несмотря на победу в Кубке, отчаянно нуждались в деньгах и начали распродавать своих лидеров. Римляне проявили редкую в таких случаях выдержку — дождались выздоровления Гаскойна и оформили переход.

Игрок с таким бешеным темпераментом не мог не понравиться импульсивным итальянцам, и в течение двух сезонов тиффози «Лацио» души не чаяли в англичанине. Но очередная травма колена вновь выбила Гаскойна из игры на целый сезон. Что самое обидное — получена она была на тренировке во время двусторонней игры. Газза неудачно пошел в подкат против Алессандро Несты и сломал ногу. Приход в команду жесткого Зденека Земана окончательно поставил крест на перспективах Пола в «Лацио», и тот, недолго думая, отправился обратно в Британию — в «Глазго Рейнджерс».

Китайский закат

В Шотландии Газза прижился сразу же. Он ярко дебютировал в «Рейнджерс» и в течение двух лет выиграл со своей новой командой два титула чемпиона страны и два Кубка Шотландии. Поиграл Гаскойн и в Лиге чемпионов, но больших успехов на международной арене «рейнджеры» не добились.

А вот за пределами поля дела у футболиста обстояли не так гладко. Газза все больше пил, а после неудачной женитьбы стал употреблять антидепрессанты. Все свободное время он проводил в попойках, частенько завершавшихся безумными выходками.

Возвращение в Англию, в «Мидлсбро», ситуацию не сильно улучшило. Вскоре Газза впервые попал в лечебницу для алкоголиков и на время «завязал» со спиртным. Но после удачного сезона в «боро» принялся за старое.

На два года Гаскойн оказался в «Эвертоне», но это была уже бледная тень прежнего мастера. Транзитом через не хватающий с неба звезд «Бернли» он перебрался в Китай, где исполнял в клубе «Гансу Тианма» роль играющего тренера.

Попытку вернуться в английский футбол Газза предпринял в 2004 году. Отметившись в нескольких матчах за «Бостон Юнайтед» из Линкольншира, Гаскойн окончательно понял, что пора вешать бутсы на гвоздь.

Закончив карьеру, он выпустил автобиографию «Газза. Моя история», в которой подробно рассказал обо всех грехах своей бурной молодости. Книга моментально стала бестселлером и вызвала в Англии большой скандал. Что, впрочем, не помешало Гаскойну получить свою, последнюю на сегодня, индивидуальную награду — приз за лучшую спортивную книгу года. О трофеях на футбольном поле он давно уже забыл.

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *