Иван поддубный трагедия силача

Июл 17, 2019 Спорт

Иван поддубный трагедия силача

Поддубный, Иван Максимович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Поддубный; Поддубный, Иван.

Иван Поддубный

Фотография на одном из турниров
Личная информация
Пол мужской
Имя при рождении Иван Максимович Поддубный
Прозвища Иван Железный,
Русский Богатырь, Чемпион Чемпионов Король борцов
Страна Российская империя Российская империя→
СССР СССР
Специализация Борец, артист цирка, популяризатор спорта
Дата рождения 26 сентября (8 октября) 1871
Место рождения село Богодуховка, Золотоношский уезд, Полтавская губерния, Российская империя (ныне село Красеновка, Чернобаевский район, Черкасская область, Украина)
Дата смерти 8 августа 1949 (77 лет)
Место смерти
  • Ейск, Краснодарский край, РСФСР, СССР
Спортивная карьера 1904—1947
Спортивное звание
Награды и медали

Государственные награды

Почётные звания

Медиафайлы на Викискладе

Ива́н Макси́мович Подду́бный (рус. дореф. Иванъ Максимовичъ Поддубный, укр. Іван Максимович Піддубний; 26 сентября 1871; село Богодуховка, Золотоношский уезд, Полтавская губерния, Российская империя — 8 августа 1949 года, Ейск, РСФСР, СССР) — российский и советский профессиональный борец, атлет и артист цирка происходящий из рода запорожских казаков.

Один из самых выдающихся профессиональных борцов мира. Неоднократно выигрывал «чемпионаты мира» по классической (греко-римской) борьбе среди профессионалов, включая самый авторитетный из них — в Париже (1905—1908). Хотя и проигрывал отдельные схватки, но за 40 лет выступлений не проиграл ни одного соревнования, чемпионата или турнира.

Биография

1912. Иван Поддубный в кинохроникеПлакат с изображением И. М. Поддубного

Иван Поддубный родился в селе Богодуховка Золотоношского уезда Полтавской губернии (ныне Чернобаевский район, Черкасская область, Украина) в 1871 году в семье запорожского казака Максима Ивановича Поддубного. Весь род его славился силой. Иван также унаследовал от предков большой рост, феноменальную силу и необычайную выносливость, а по линии матери, которая красиво пела, — тонкий музыкальный слух. В детстве по воскресеньям и в праздники он пел в церковном хоре.

С детства Иван был приучен к тяжёлой крестьянской работе и с 12 лет батрачил. Отец Максим Иванович сам был богатырского роста и геркулесовой силы. Через много лет Поддубный скажет, что единственный человек, который сильнее его — только отец. У Ивана было еще три брата и три сестры.

В 1893—1896 годах он — портовый грузчик в Севастополе и Феодосии.
В 1896—1897 годах работал приказчиком в фирме «Ливас».

В 1896 году в Феодосийском цирке Бескаравайного Иван Поддубный победил очень известных в ту пору атлетов — Георга Луриха, Бороданова, Разумова, итальянца Сен Паппи. С этого времени и началась его карьера борца.

С 1897 года выступал на аренах цирков (а с 1899 года — в труппе итальянских братьев Труцци) как атлет-гиревик и борец (начал с русской борьбы на поясах, в 1903 году переключился на классическую (французскую) борьбу). Неоднократно выступал с гастролями в российских городах и за рубежом, посетив около 50 городов в 14 странах 4 континентов.

Одними из самых известных поединков Поддубного стали бои с французским борцом Раулем ле Буше. Их первая борьба окончилась победой француза, поскольку ле Буше использовал нечестный приём ухода от захватов Поддубного, обмазавшись маслом, и сумел протянуть время поединка, по исходу которого судьи отдали ему первенство с формулировкой «за красивые и умелые уходы от острых приёмов». Решение судей вызвало гнев публики, а Поддубный был настолько сильно потрясён нечестным судейством, что думал уйти из профессиональной борьбы. Однако поддержка друзей и коллег заставила Поддубного передумать и на турнире в Петербурге он взял реванш у ле Буше, заставил француза в течение двадцати минут находиться в коленно-локтевой позе, при свисте и улюлюканья публики, пока судьи не сжалились над французским борцом и не отдали победу Поддубному. Причём поражение вызвало у ле Буше сильную истерику.

Бюст Ивана Поддубного в городе Ейске

В начале мая 1915 года в Екатеринославе (в здании старого цирка у Озёрки) одержал победу над чемпионом Александром Гаркавенко («Чёрной маской»), а через два дня — ещё над одним чемпионом Иваном Заикиным.

В годы Гражданской войны работал в цирках Житомира и Керчи.

В 1922 году в 51-летнем возрасте начал выступать в Московском цирке. Врачи после осмотра заявили, что здоровье у атлета отменное, нет никаких претензий.

В 1924 году уехал на длительные гастроли по Германии и США.

Иван Поддубный. Почтовая марка Украины

23 февраля 1926 года о нём «трубили» все телеграфы планеты: «На днях Иван Поддубный победил в Нью-Йорке лучших борцов нового света, завоевав звание „чемпиона Америки“». Шестикратный чемпион мира среди профессионалов поразил всех не только своей феноменальной силой и мастерством, но и спортивным долголетием, ведь в 1926 году ему было 55!

В 1927 году в Архангельске победил известного вологодского борца Михаила Куликова.

В ноябре 1939 года Ивану Поддубному в Кремле за выдающиеся заслуги «в деле развития советского спорта» был вручён орден Трудового Красного Знамени и присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР.
Ковёр покинул в 1941 году в 70-летнем возрасте.

Дом в Ейске, где проживал Поддубный И. М.

В годы войны проживал на оккупированной немцами территории в городе Ейске, небольшом курортном городке на берегу Азовского моря. Ответил отказом поехать в Германию и готовить немецких спортсменов, сказав: «Я — русский борец. Им и останусь». В 1945 году присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР».
Послевоенные годы проживал в жуткой нищете, ради еды ему пришлось продать все завоёванные награды.

Памятник в Ейске

Иван Максимович Поддубный скончался в Ейске 8 августа 1949 года, на 78-м году жизни, от инфаркта. Похоронен там же в городском парке, ныне носящем его имя. Здесь же ему установлен памятник, а неподалеку расположены Музей Поддубного и спортивная школа его имени.
На могиле Поддубного высечено: «Здесь русский богатырь лежит».

Факты

  • В 32 года на чемпионате по французской борьбе в Париже ему составили медицинскую карточку: рост 184 см, вес 118 кг, бицепс 46 см, грудь 134 см на выдохе, бедро 70 см, шея 50 см.
  • Весной 1906 года во время пребывания Ивана Поддубного в Екатеринославе в гостях у своего друга историка Запорожского казачества Дмитрия Яворницкого, их общий друг, художник Николай Струнников, нарисовал его портрет, на котором изобразил Поддубного в виде запорожского казака. Он хранится в Днепропетровском историческом музее.
  • Во время оккупации Ейска немецкими войсками в 1941—1943 годах Иван Поддубный продолжал демонстративно носить свой орден Трудового Красного Знамени, полученный в 1939 году. Немцы разрешили ему открыть бильярдный зал при военном госпитале, что позволило пережить оккупацию.
  • У Ивана Поддубного была стальная трость весом 1 пуд (16 кг), с которой он постоянно ходил.
  • В 1924 году 53-летний Поддубный проиграл схватку рязанскому борцу Ивану Чуфистову (1885—1968). Это была их вторая встреча, в первой Поддубный выиграл. После схватки он сказал своему сопернику: «Эх, Ванька, не тебе я проиграл, а старости своей».

Литература

научная

  • Поддубный Иван Максимович / В. И. Линдер // Перу — Полуприцеп. — М. : Большая российская энциклопедия, 2014. — С. 541. — (Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 26). — ISBN 978-5-85270-363-7.
  • Поддубный, Иван Максимович // Большая энциклопедия: В 62 томах. — М.: Терра, 2006. — Т. 37. — С. 324. — 592 с. — ISBN 5-273-00432-2.
  • Поддубный, Иван Максимович // Российский гуманитарный энциклопедический словарь: в 3 т. — СПб.: Гуманит. изд. центр «Владос: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. — Т. 3: П-Я. — 704 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-691-00675-4; ISBN 5-691-00883-8 (III), ISBN 5-8465-0021-8; ISBN 5-8465-0041-2 (III).
  • Поддубный, Иван Максимович // Российский энциклопедический словарь: в 2 кн / Гл. ред. А. М. Прохоров. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. — Т. 2: Н-Я. — С. 1206. — 2015 с. — 250 000 экз. — ISBN 5-85270-292-7, ISBN 5-85270-324-9.
  • Поддубный, Иван Максимович // Советский энциклопедический словарь / Научно-редакционный совет: А. М. Прохоров (пред.). — М.: «Советская энциклопедия», 1981. — С. 1031. — 1600 с.
  • Поддубный, Иван Максимович / Чесноков Б. М. // Плата — Проб. — М. : Советская энциклопедия, 1975. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 20).
  • Піддубний, Іван Максимович // Украинская советская энциклопедия. В 12 томах = Українська радянська енциклопедія. В 12-ти томах / Под ред. М. Бажана. — 2-е изд.. — Київ: Головна редакція УРЕ, 1982. — Т. 8. — С. 356. — 50 000 экз.
  • Жуков Д. А. Иван Поддубный / Суслова Н. Я.. — 16 ил. — М.: Физкультура и спорт, 1875. — 144 с. — 75 000 экз.

публицистическая

  • Бондаренко, Ольга. В Ейске открыли памятник богатырю Ивану Поддубному // Российская газета. — 25.12.2011.
  • Елена Васина (Ейская Центральная гор.библиотека). Иван Максимович Поддубный — наш великий земляк // Туристический портал «Мой Ейск». — 09.09.2014.
  • Поддубный, Иван Максимович // 500 самых выдающихся людей России / сост. Л. Орлова.. — Мн.: Харвест, 2008. — С. 282—283. — 447 с. — ISBN 978-985-16-5585-0.
  • Осипов, Сергей. Сильный мира сего: почему от Ивана Поддубного сбежала жена, и зачем борец работал вышибалой в баре = (Интервью с заведующей Мемориальным музеем И. М. Поддубного (г. Ейск Краснодарского края) Натальей Гинкул) // Аргументы и факты. — 05.10.2011.
  • Поддубный, легендарный «Русский Иван» (рус.) // Правда.ру. — 09.08.2009.
  • Поддубный — Чемпион Чемпионов // ДИВО Чудеса, рекорды, достижения / ред. Валентина Пономарева. — М.: А\О «Диво», «Русская книга», 1993.
  • Романчук, Любовь. Иван Поддубный в Екатеринославе позировал и дрался // Газета «От заката до рассвета». — 07.08.2009.
  • Сидорчик, Андрей. «Человек огромной силы и глупости». Подлинная история Ивана Поддубного // Аргументы и факты. — 10.07.2014.
  • Третьякова Людмила. Абсолютная сила Ивана // Журнал «Вокруг света». — 2007. — № 1 (3). (недоступная ссылка)
  • Чемпион чемпионов: 7 интересных фактов из биографии Ивана Поддубного // Вечерняя Москва. — 07.10.2013.
  • Вологодский листок. — Вологда, 1914. — № 719.

художественная

  • Войцеховский Збигнев. Иван Поддубный. Одолеть его могли только женщины.. — М.: Эксмо, 2013. — 352 с. — (Биографии великих. Неожиданный ракурс). — ISBN 978-5-699-62966-4.

Иван Максимович Поддубный -наш великий земляк

Величайший русский борец, не знавший поражений.

Богатырь, который побеждал сильнейших борцов всех континентов в пятидесяти городах четырнадцати стран мира.

За 40 лет выступлений не проиграл ни одного чемпионата (имел поражения лишь в отдельных схватках). Получил мировое признание как «чемпион чемпионов», «русский богатырь».

За границей имя И. Поддубного – это российская марка. Как красная икра, водка, казачий хор.

Он поселился в Ейске в 1927 году и прожил здесь 22 года.

Ейск Иван Максимович выбрал не случайно. В Приазовье жило немало предков Поддубного, переселившихся во второй половине 18 века из Запорожской сечи. Да и теперь в Ейске и его районе фамилия Поддубный встречается довольно часто.

Умер в возрасте 78 лет в 1949 году. Похоронен в нашем городе, в парке, носящем его имя.

Иван Поддубный родился 26 сентября (8 октября) 1871 года на Украине, в селе Красёновка (ныне Черкасская область), в семье крестьянина. Отец, Максим Иванович, имел небольшое хозяйство. Семья была большая – семеро детей: 4-е сына и 3-и дочери. Иван был старшим. Помогал по хозяйству лет с семи: пас гусей, коров, возил на волах зерно.

С 13 лет батрачил у пана в родной Красёновке, затем у помещика в соседней Богодуховке. В армию его не взяли, как старшего сына. Десять лет гнул спину Иван на местных богатеев в родном краю. В 1892 г., как он пишет сам в автобиографии, «не захотел больше жить в деревне и уехал на заработки». Работал портовым грузчиком — сначала год в Одессе, а затем два года в Севастополе. 20-летний И. Поддубный, отличавшийся завидными физическими данными, сразу обратил на себя внимание хозяев разгрузочной фирмы «Ливас», где он работал. Когда в 1895 г. фирма переезжает в Феодосию, Ивана назначают старшим рабочим при конторе. Он уже не таскал по 14 часов в трюмы иностранных судов многопудовые мешки с пшеницей. Появилось свободное время, познакомился с двумя учениками мореходных классов, поселился с ними на одной квартире.

Антон Преображенский и Василий Васильев за полгода приохотили Поддубного к занятиям спортом. И когда в 1896 году в город приехал цирк с чемпионатом профессиональной борьбы, Поддубный решил испытать себя и в поднятии тяжестей, и в русско-швейцарской борьбе на поясах. В первом соревновании-поднятии тяжестей — он проиграл. Но в борьбе победил всех участников чемпионата. Борьба «на поясах» была популярна в его родной Красёновке ( на Руси известна с 13 века). Конец 19 века в истории борьбы знаменуется необыкновенным по масштабам увлечением французской борьбой в России и за рубежом. Появился даже термин «борьбомания», означавший повальное увлечение борьбой. Публика была изумлена силой и технической сноровкой никому не известного, с виду мужиковато-неуклюжего, крепко сложенного детины. Победный дебют стал неожиданным для самого Поддубного. Иван впервые ощутил вкус успеха, вкус славы.

В январе 1897 г. он уезжает бороться в Севастополь, выходит на парад чемпионата в цирке итальянца Энрико Труцци как борец-профессионал. Ему идёт 27-й год. Вроде бы позднее начало. Однако настойчивость и упорство привели его к славе сильнейшего борца. Через три года (1900 г.) он переезжает в Киев и заключает контракт на выступления в качестве борца на поясах в цирке братьев Никитиных. За три года работы у них Иван Максимович исколесил всю европейскую часть России, выступал в Казани, Саратове, Астрахани.

В 1903 г. Санкт-Петербургское атлетическое общество приглашает его принять участие в шестом парижском чемпионате по французской борьбе. Чемпионаты по борьбе во Франции тогда были главным мерилом при оценке ранга борцов. 32-летний атлет уже успел познакомиться с основами французской (классической) борьбы. Однако по-настоящему он освоил её под руководством одарённого тренера Эжена де Пари в период подготовки к соревнованию за титул чемпиона мира.

И. Поддубный научился правильно тренировать своё тело. Как он вспоминает в своей автобиографии: «Я ежедневно тренировался с тремя борцами: с первым 20 мин., со вторым – 30 мин., и с третьим – 40-50 минут, пока каждый из них не оказывался окончательно изнурённым до такой степени, что не мог уже владеть руками. После чего в продолжении 10-15 минут бегал с пятифунтовыми гантелями в руках, которые вследствие усталости были почти непосильным грузом для кистей моих рук. Далее меня сажали на 15 минут в паровую ванну с температурой до 50 град. По окончании принимал душ; один день полуледяной водой, другой – с температурой около 30 град.. Потом закутывали меня в простыню и тёплый халат минут на 30, дабы из организма испарилась лишняя влага и достигалась правильная циркуляция крови, а параллельно с этим – дать отдых организму для предстоящей 10-километровой прогулки, которая проводилась самым быстрым гимнастическим шагом. Так тренировалось «борцовское сердце». В результате создавалась та мощь, которой на борцовском ковре не было равной».

Обладая выдающейся физической силой, Поддубный не был мускулистым – мышцы его лежали по всему телу колоссальными пластами. Но фигура его подавляла всех своей спокойной мощью. Вот его антрометрические данные: при росте 184 см. он имел вес 118 кг., окружность груди – 134 см., бицепсов – 45 см., предплечья – 36 см., запястья – 21 см., шеи – 50 см., пояса – 104 см., бедра – 72 см., икры – 47 см.

Итак, после трёх месяцев тренировок, под руководством Эжена де Пари, Иван Максимович едет в Париж. На чемпионат мира из разных стран приехало 130 борцов. Появление на ковре мешковатого на вид русского борца было встречено насмешками. Французская публика ждала, когда с «треском провалится» портовый грузчик, набравшийся нахальства выйти на ковёр. Но Поддубного это не смущало — он знал, что защищает честь России. И вскоре, избалованная публика поняла, что русский Иван не такой уж «неуклюжий медведь», каким показался вначале, и аплодировала ему, и кидала под ноги цветы.

Иван Максимович победил в 11 схватках. Но в 12-ой – проигрывает 20-летнему французу Раулю ле Буше и выбывает из числа участников турнира. Француз перед чемпионатом натирался оливковым маслом, и во время схватки у него выходил маслянистый пот. Захваты и приёмы Поддубного срывались. Он потребовал протирать Рауля через каждые пять минут борьбы, но пот вновь появлялся. И россиянин проиграл ускользающему Раулю ле Буше всего два очка. Жульничество француза и несправедливость судейства удручающе подействовали на Поддубного. С тяжёлым сердцем он возвращался в Россию, пообещав себе, что с прохвостом французом ещё посчитается.

И сдержал своё слово. Блестящую победу над Раулем ле Буше он одержал в 1904 г. на международном чемпионате в Петербурге. В поединке, измотав француза непрерывными захватами, Поддубный поставил его на четвереньки и продержал в таком положении сорок одну минуту, приговаривая: «Это тебе за жульничество, это за оливковое масло». Это была победа не только Поддубного, это была победа России.

Честность, прямота, неподкупность отличали И. М, Поддубного всю его долгую спортивную жизнь. В 1905 г. Иван Максимович снова едет в Париж и там впервые выигрывает звание чемпиона мира. Его нарасхват приглашают в турне по Италии, Тунису, Алжиру, Франции, Бельгии, Германии. Три года гастролей выдвинули его как неоспоримого чемпиона, никому не давал он возможности уложить себя на лопатки. Его противниками были все сильнейшие борцы мира. Участвуя в десятках крупнейших чемпионатах России и Европы, Поддубный на каждом из них занимает первые места. С 1905 по 1909 годы он шесть раз подряд завоёвывает титул чемпиона мира. До него это не удавалось сделать никому.

Поддубный боролся резко, с огоньком. В нужный момент он всю свою силу вкладывал в движение, действовал как взрыв. Знаменитые его приёмы следовали один за другим в разных направлениях, ошеломляли противника и выводили его из равновесия. Его считали борцом с «железной волей». Иван Максимович начал бороться 26- летним.

Сорок пять лет выступал в чемпионатах. Поразительна его работоспособность и спортивная живучесть. Он дал непревзойдённый пример спортивного долголетия. В возрасте 55 лет богатырь совершает почти двухлетнее турне по США, овладев приёмами вольной борьбы, выступает в Нью-Йорке, Чикаго, Филадельфии, Лос-Анжелесе, Сан-Франциско и др. городах, побеждая в часовых схватках сильнейших борцов. Газеты пристально следили за победами «русского медведя», величали Поддубного «чемпионом Америки». Миллионы, заработанные за два года американских гастролей, так и не были вручены Ив. Максимовичу. Доподлинно известно, что американцы предложили ему поменять гражданство. Американские иммиграционные службы поставили условие: либо он остаётся в Америке, либо лишается всех заработанных денег. На что силач гордо ответил, что предпочитает второе. И до сих пор не известно остались ли они на счетах в американских банках или ими воспользовались родственники борца.

Иван Максимович был два раза женат и у него был приёмный сын. Первая жена – артистка Антонина Квитко-Хоменко. В 1909 г. Иван Максимович приезжает с молодой женой в соседнее, от своих родителей, село Богодуховка. Купили 200 десятин земли, завели сад, пасеку. Однако сельское житьё не нравилось Антонине. А когда на Черкасщине хозяйничали деникинцы, она сбежала с одним белым офицером, прихватив все медали И. Поддубного, которые он завоевал до 1909 года. В 1920 году Иван Максимович с ней развёлся. Люди потом говорили, что видели Антонину во Франции. Она вела разгульный образ жизни. Медали борца-чемпиона не найдены до сих пор.

Вторая жена- Мария Степановна Машошина. Как-то Иван Максимович, выступая в Ростове-на-Дону, остался ночевать в доме у молодого борца Ивана Романовича (профессиональный борец, работал в Ростовском цирке под псевдонимом Ян Романыч). Здесь он и познакомился с его матерью Марией Семёновной, которая работала булочницей в пекарне. Поддубный был очарован приветливостью этой симпатичной женщины. В 1927 году, вернувшись из спортивного турне по Америке, он женился на ней. И они переехали жить в Ейск. А приёмный сын Поддубного –Иван Машошин- оставил профессиональную борьбу, окончил технический вуз. Много лет проработал главным инженером Ростовского автосборочного завода. В марте 1943 года он погиб при налёте фашистской авиации на Ростов. У него остался сын-Роман. Иван Максимович заботился о нём, как о родном внуке. Приучал к спорту. Роман занимался в детской спортивной школе «Динамо», тренировался по классической борьбе. Но во время Великой Отечественной войны Роман Машошин ушёл защищать Родину, был тяжело ранен. От участия в борцовских состязаниях пришлось отказаться.

Итак, в 1927 году богатырь продолжает гастроли по стране, покупает дом в Ейске, на берегу Ейского лимана. Он мог бы себе позволить поселиться где-нибудь на побережье Средиземного моря или Атлантики. Но нет, истинный патриот своей страны, он выбрал на карте России именно Ейск, потому что, украинцу по происхождению, был родным, по-южному мягкий, с живительным юморком, говор украинских кубанцев. Иван Максимович легко и естественно «вписался» в привычный быт наших горожан и чувствовал себя здесь по-домашнему уютно. Знаменитый спортсмен стал кумиром всех мальчишек Ейска.

В 1939 г. страна отмечает 40-летний юбилей цирковой деятельности Поддубного. Его пригласили в Москву из Ейска, поселили в гостиницу «Москва». Ивана Максимовича, одетого в трико, спортсмены на руках прокатили в колеснице по Красной площади. Это стало апофеозом спортивного праздника в Москве. «Как только колесница въехала на Красную площадь, Поддубного узнали: кричат, аплодируют. Аплодировали и члены ЦК и члены правительства, стоявшие на трибуне Мавзолея В. И. Ленина. На колеснице, позади Поддубного, на щите было написано: «Чемпион мира по борьбе 1898-1939 г.г.» 19 ноября 1939 года Президиум Верховного Совета СССР наградил Поддубного орденом Трудового Красного Знамени и присвоил ему почётное звание «Заслуженный артист РСФСР».

В 1941 году борца в возрасте семидесяти лет торжественно проводили на пенсию. Покинув ковёр, богатырь жил в Ейске, купался в лимане, выступал в местном театре с воспоминаниями, ходил на базар, встречался со школьниками-спортсменами.

С августа 42-го по февраль 43-го Ейск был оккупирован гитлеровцами. Иван Максимович не эвакуировался. Побаливало сердце. Лечился в местном санатории. Веря в народную медицину, больше доверял снадобьям и настойкам, приготовленным из лесных трав. Жить было трудно, и Поддубному, как и всем горожанам, пришлось искать способ прокормить семью и себя. А еды, для его накачанного тела, требовалось много. Он мог взять буханку хлеба, разрезать её пополам, намазать пол кило сливочного масла и съесть как обычный бутерброд. Как он писал в своих воспоминаниях: » Чтоб не помереть с голоду, я вынужден был держать бильярдную».

Всемирно известный «чемпион чемпионов» работал во время оккупации маркером в бильярдной. Размещалась она в матросском клубе, что на улице Р. Ефремова (ныне ул. Свердлова), напротив корпуса санатория «Ейск», между ул. Ленина и Коммунаров. Рядом с бильярдной находился кинозал санатория, где оккупанты смотрели киножурналы фронтовой хроники. Подвыпившие немецкие офицеры из кино вваливались в бильярдную. Немцы знали Ивана Поддубного. По городу ходили слухи, что немцы будто бы предлагали богатырю уехать в Германию, тренировать немецких борцов, но он отказался наотрез. Горожане говорили, что в бильярдной у него порядок и чистота. Он не терпел разбушевавшихся пьяных немцев и выставлял их, не церемонясь, за дверь.

Он шокировал гитлеровцев тем, что ходил с Орденом Трудового Красного Знамени. Но немцы уважали и не трогали «Ивана Великого». Так они его называли. Когда в начале 43-го оккупанты бежали из Ейска, вокруг борца стали сгущаться грозовые тучи: «На немцев работал! Обслуживал гитлеровцев!» Время было суровое, фронтовое. Особо ретивые «патриоты» готовы были загнать нашего земляка в места «не столь отдалённые». Но всё же, победил разум. Победила справедливость. Богатыря не тронули.

Иван Максимович, в первые же дни после освобождения Ейска, поехал по воинским частям, пропагандируя спорт, здоровый образ жизни. Ейский горисполком выдал ему талоны на питание в столовой и карточки на получение сухого пайка. В те военные годы такие карточки выдавали только очень нужным специалистам.

После войны И. Поддубному было 74 года. Он выступал с воспоминаниями, показывал приёмы борьбы, переписывался со спортсменами, давал им советы, чем и как питаться, как закалять организм, радовался победам наших борцов. Подписывал свои письма так: «Русский богатырь Иван Поддубный». Он и в свои годы был здоров и крепок, но в мае 1947 года с ним произошёл несчастный случай – неудачное падение и перелом бедра. Иван Максимович оказался прикованным к постели. Кость долго не срасталась. Без костылей он не мог передвигаться. Для спортсмена всю жизнь испытывающего физические нагрузки и до самой старости упражняющегося с гирями, постельный режим и костыли стали губительными. Но он не сдавался, тренировался даже на одном костыле и с палочкой. Однако сердце стало сдавать.

8 августа 1949 года в 6-ь утра богатырь скончался. Похоронили И. Поддубного в Загороднем парке, рядом с могилами лётчиков, погибших в небе над Ейском в годы Великой Отечественной войны. На похороны сошлись все жители Ейска и всех окрестных станиц, прилетели и знаменитые борцы. А в 1965 году по решению Ейского горисполкома парку было присвоено имя И. М. Поддубного.

В 1955 г. на могиле Ив. Максимовича был открыт памятник. Памятник представляет собой вертикально стоящую плиту из чёрного мрамора. На лицевой части овальный фотопортрет Поддубного с лентой чемпиона. Ниже надпись «Заслуженный артист РСФСР, неоднократный чемпион мира И. М. Поддубный. 1871- 1949». На оборотной стороне – эпитафия Ейского поэта А. С. Аханова:

«К себе любви народной полон,
Здесь русский богатырь лежит;
Ни разу не был побеждён он,
Победам же и счёт забыт.
Пройдут года…
Не увядая,
В сердцах он наших будет жить!
Себе соперников не зная,
Лишь смерть не смог он победить».

Неподалёку от могилы находится Мемориальный музей Поддубного. Он был открыт в 1971 г. к столетию со дня рождения Ивана Максимовича. Это уникальное учреждение, являющееся единственным в России музеем, посвящённым одному спортсмену. В основу оформления экспозиции поставлен образ цирка «Шапито», с которым связана спортивная и трудовая биография Поддубного. Фонды музея насчитывают более 2500 экспонатов, среди которых личные вещи, уникальные фотографии и афиши, рассказывающие и жизни и спортивной карьере.

Особенно впечатляют скрученные тесемкой толщиной с палец стальные гвозди, разорванные великим борцом цепи, переломанные пополам подковы, халат шириной около полутора метров, оригинал Ордена Трудового Красного знамени. Тот самый орден, который он не боялся носить при немцах во время оккупации. Хранятся здесь тренировочные снаряды, среди них штанга 75 кг. Вообще спортивным снарядом Поддубному могла служить чугунная ось или обычный кусок рельса. А вот силу пальцев он развивал с помощью обычных теннисных мячиков, которые носил с собой.

Была у него и знаменитая чугунная тросточка, о которой ходили легенды. Рассказывают, когда он прибыл в США, в Нью-йоркском порту его встретила толпа журналистов. Одному из них Иван Максимович дал подержать свою «тросточку» и тот от неожиданной тяжести уронил её себе на ноги. С этой «тросточкой», в 19,5 кг. И. Поддубный прогуливался по улицам Ейска. Сейчас она хранится в музее. В цокольном этаже – зал борьбы ДЮСШ №1.

На доме, где жил борец, установлена мемориальная доска: «В этом доме с 1927 по 1949 год жил русский богатырь Иван Максимович Поддубный, Заслуженный артист РСФСР, Заслуженный мастер спорта СССР, чемпион мира по классической борьбе». Дом, расположенный на углу улиц Советов и Пушкина, стоит до сих пор.

Детей у Ивана Максимовича не было, и после смерти его жены в дом заселили новых жильцов. Поэтому для музея было построено новое здание. Ежегодно в городе проводится Всероссийские турниры по Греко-римской борьбе, посвящённые памяти И.М.Поддубного. Борцы, занявшие первые места в десяти весовых категориях, получают право на присвоение звания «Мастер спорта России», а победитель в абсолютной весовой категории награждается специальным призом главы города. И. М. Поддубный оставил о себе легендарную славу богатыря, чьё имя – символ непобедимой русской силы. Сейчас ведутся работы над проектом установки в Ейске памятника И. Поддубному.

Закончим рассказ о И М. Поддубном строками из поэмы Е. Котенко «Баллада о русском богатыре»:

» Я мощь наследую по праву
Былинных трёх богатырей,
Мои победы все во славу
Великой родины моей.
Моя борьба неотделима
От дел России, как и я,
А потому неодолима
Казачья силушка моя.»

Благодарю Ейскую Центральную городскую библиотеку и лично Елену Васину за предоставленные материалы
Адрес библиотеки: ул.Б.Хмельницкого, 86
Телефон: (86132) 4 57 22

Восьмого августа 1949 года в тихом кубанском городке, в двухэтажном домике, скончался Иван Поддубный. В официальных некрологах и книгах после его смерти написали: «Перелом бедра резко подорвал здоровье богатыря. Постельный режим оказался губительным для человека, который всю жизнь испытывал физические нагрузки».

Двоим ейчанам, жившим по соседству с великим спортсменом, — Юрию Лиманскому и Николаю Мореву — сегодня перевалило за семьдесят. По их словам, в некрологах была полуправда.

Место для оседлой жизни российский богатырь выбрал поэтическое, над обрывом.

— В Ейске Иван Поддубный прожил более 20 лет. Каждый сопливый мальчишка был его фанатом. Я тогда был активистом в музее, — вспоминает Николай Морев, ветеран Великой Отечественной. В Ейске до сих пор хранят его халат полутораметровой ширины, двухпудовые гири. На глазах у мальцов силач заворачивал в трубочку гвозди и предлагал их развернуть.

По Ейску ходили слухи о том, что первая жена Поддубного от него сбежала, прихватив с собой все его спортивные медали. А в Ейске Поддубный поселился со своей второй супругой Марией Семеновной. Своих детей у Поддубного не было — новую жену он взял с пасынком, к которому относился как к родному сыну. Учил его борцовским приемам.

— Осенью 1920 года в Ростове-на-Дону проходил поединок по французской борьбе. Публику заинтриговал «борец в черной маске» — так фигурировал в афише аноним. Он был моложе Поддубного, но схватка шла на равных. Однако и этот храбрец в итоге оказался побежденным. Когда у молодого борца упала маска с лица, зрительный зал ахнул: перед Поддубным стоял его приемный сын. Эта история хранится в ейских архивах.

Как умирал чемпион чемпионов

В 1947 году ему пришлось особенно туго. Ейчане с трудом узнавали в осунувшемся старике на костылях былого богатыря.

— Раз захожу к тетке, рассказывает Юрий Лиманский, — он там сидит. Ее муж Захар Митрич чинил ему обувь и говорит:

— Иван Максимович, чувяки го-товы.

— Сколько я вам обязан?

— Да ничего.

— Как я вам благо-да-рен, — по слогам, с трудом, произнес Поддубный.

Родичи его за стол посадили. Он был голодный.

— Я бы килограмм хлеба за раз съел, — говорил он, стуча ложкой, — а эти сукины дети всего 500 граммов дают. Неужели меня не могут прикрепить к какой-нибудь воинской части, к столовой? Наверное, буду писать письмо Ворошилову. Но так и не написал.

— 8 августа 1949 года я был дома,- рассказывает очевидец Лиманский.- Пришел отец и говорит: — Ты ничего не знаешь? Умер Иван Максимович, одевайся.

И мы пошли его хоронить. На нем даже костюма не было, пришлось покупать специально для похорон.

— О смерти русского богатыря узнали его заграничные коллеги. Когда в Ейск прибыло много известных людей, властям ничего не оставалось, как подключиться, — уточнил Николай Морев.

— Поставили простую оградку, суриком написали: «Иван Поддубный». И все травой поросло. А потом по Би-би-си передали: «В городе Ейске — в запустении могила Ивана Максимовича Поддубного, которого никто в мире не смог положить на лопатки». Тут сразу нашлись средства, — продолжает Лиманский печальную историю.

Сейчас на том месте стоит памятник непобедимому атлету, созданы музей и спортшкола имени Ивана Поддубного. Каждый год проводятся мировые чемпионаты его имени. Родина простила героя посмертно. Простил ли он ее?

Елена ЛУБИНЕЦ.

Иван Максимович Поддубный.

Тренирующийся Иван ПоддубныйИзображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Об именитом борце написано немало книг — тщательно отредактированных, прошедших цензуру. В них подробно описан спортивный путь борца — и ни строчки о его жизни в годы Гражданской войны. О том, что в 19-м Поддубного в житомирском цирке едва не пристрелили анархисты. В Керчи его чудом не убил пьяный офицер, зацепив плечо.
Нигде не рассказано подробно о личной жизни Ивана Поддубного. О том, что первая любовь его, гимнастка Марийка, разбилась на арене цирка. Жена — актриса Квитко-Фоменко — сбежала с белогвардейским офицером, прихватив с собой все его медали. А вторая жена, торговка бубликами, всю жизнь держала могучего Поддубного в ежовых рукавицах, нередко покрикивая: “Это тебе не с француженками развлекаться…” За этой фразой скрывалась тайна, почему борец не мог иметь детей. За отказ продолжить гастроли американский импресарио подсунул ему больную сифилисом красотку.
Во время Великой Отечественной, в первые дни оккупации, Иван Поддубный попал в гестапо. При немцах, чтобы прокормиться, стал работать вышибалой в бильярдной. После войны делом Поддубного занималось НКВД. Пощадили старика, но не простили. В последние годы перед смертью он постоянно недоедал. Умер прославленный борец практически нищим…
Годы спустя правду о Поддубном нам решились раскрыть архивариусы приморского города Ейска, где борец жил последние 22 года. Несколько поколений энтузиастов собирали бесценные документы, справки, выписки, а главное — правдивые, ранее нигде не публиковавшиеся воспоминания современников Поддубного.
“Артист, циркач, Иванушка-дурачок”
Занавески, расшитые желтыми подсолнухами. В сенях — огромные тыквы. На полках — горшки с ухватами, на столе — галушки, сало, пампушки с чесноком. “Покушайте капустняк!” — нараспев предлагает нам чернобровая хозяйка. Из приоткрытой форточки слышится тихий напев: “Там у вишнэвому садочку…”
В родовом гнезде Поддубного — селе Красеновка, что на Полтавщине, каждый второй житель может назвать себя дальним родственником Ивана Максимовича.
О силе своего именитого земляка на хуторе говорят с уважением: “Трех мужиков мог запросто носить на спине”. Когда Ивана Поддубного спросили, встречал ли он людей сильнее себя, он с присущей ему откровенностью ответил: “На ковре — нет. А в жизни… мой отец был куда сильнее меня!”
“Отец Ивана — могучий запорожский казак — бывало, брал груженый воз за оглобли и втаскивал его в гору, а лошадь только шла, переставляя ноги”, — вспоминал в свое время житель села Красеновка Трофим Кривонос.
— Да у Поддубных вся семья была из богатырей, — подтверждает 83-летняя бабушка Алена. — Брат Ивана, Митрофан, cлужил в императорских войсках, куда отбирали только богатырей. Младшая сестра, Евдокия, на гульне никому не уступала. Бывало, снимет с парня шапку, подбежит к сложенному из бревен амбару, по-нашему — комору, поднимет угол с камней, подложит ту папаху и стоит смеется. Парни потом тужатся, вытаскивают шапку сообща, да все напрасно!
В селе нам рассказали, что еще парнишкой влюбился Иван Поддубный в свою троюродную сестру Оленку Витячку. Она была замужем за мужиком Никитченко, который после каждого слова говорил “вiд так”. А соответствующее прозвище прилипло к его жене. Чтобы хлопец “не дурив”, отец отправил Ивана к деду в Богодуховку. А вскоре семнадцатилетний богатырь покинул родные места, отправился на заработки, стал в севастопольском порту грузчиком, где и началась его спортивная карьера.

“Родила на посмiховище! — бушевал отец Поддубного перед женой. — Полюбуйся, ким твiй синок став, — тряс он газетным листком, где его сын Иван был изображен в трико. — Артистом, циркачом, Иванушкою-дурачком…” Максим Иванович так никогда и не смирится с выбором сына. Даже когда тот помогал семье материально, даже когда стал чемпионом мира! Даже тогда из родной Красеновки Иван получал от братьев письма: “Тато и слухати не хочуть, що ти, Иване, став борцем… Вони дуже гнiваються i кажуть, що на твоий шии поламають оглоблю”.
Вспоминают сельчане, как приехал однажды Иван в село с маленькой, “раза в три меньше себя”, симпатичной девушкой — акробаткой Марийкой. Молодые хотели пожениться. Но в Воронеже во время выступления Марийка не смогла выполнить сложное сальто и разбилась на арене. Похоронив девушку, Иван решил покинуть цирк.
“Спортивное сердце”
Врачи, исследовавшие сердечную деятельность Поддубного после тренировок, не переставали удивляться: у борца не было заметно даже легкого утомления сердечной мышцы. “У Ивана Железного — “спортивное сердце”, — констатировали специалисты. Поддубный способен был развивать в нужные минуты энергию, подобную взрыву, и не терять куража в самые тяжелые и опасные минуты борьбы.
Получив предложение от Санкт-Петербургского атлетического общества принять участие в международном чемпионате, он отправился в Париж. Одержав 11 побед, споткнулся на чемпионе Франции Рауле ле Буше. Искушенный в закулисной борьбе француз по турецкому методу обрабатывал тело оливковым маслом, которое впитывалось в сухую кожу, а потом выделялось вместе с потом, делая тело неуловимо скользким. Как ни старался Поддубный, он так и не смог поймать ускользающего из его могучих захватов француза. По очкам Буше выиграл тогда у Ивана Поддубного. Но уже на следующий год Иван Железный взял реванш, завоевав титул чемпиона мира по французской борьбе и получив главный приз — 10 тысяч франков. И тогда мстительный Рауль ле Буше нанял бандитов. Поддубный чудом остался жив. Скрываясь от киллеров, борец вынужден был отказаться от турне по Италии и спешно перебраться в Африку.
Чемпионаты сменялись гастрольными турне. Поддубный боролся на спортивных аренах, на цирковых манежах, на помостах летних театров. Устав от жульнических платных состязаний, где все держалось на обмане, сговоре, подкупах, в сорок лет Поддубный принял решение уйти с арены. В родную Красеновку он приехал с двухпудовым сундуком золотых медалей и ослепительной красавицей — молодой женой, актрисой Антониной Квитко-Фоменко.
В окрестностях села Иван Непобедимый купил 120 десятин чернозема, при этом выделил немалые земельные наделы всей родне, выстроил усадьбу, завел две отличные мельницы, пасеку, модную коляску. Но недолго радовался его отец Максим Иванович тому, что “беспутный старший сын наконец-то вернулся к крестьянскому труду”. Через пару лет Иван Поддубный разорился. Одну его мельницу сжег со зла младший брат, вторую, как и имение, он продал для уплаты долга своим конкурентам, владельцам окрестных мельниц. Сельская жизнь наскучила Ивану Большому, который привык к свету рампы и заполненному залу цирка. Воскликнув: “Пусть положит, если сможет!” — он вновь шагнул на ковер. И начались его скитания по России и загранице, где народ валом валил посмотреть на прославленного на весь мир борца.
Жители села вспоминают рассказ самого Поддубного, когда “его выступления начинались в тот момент, когда хозяевами города были красные, а заканчивались — уже после прихода белых”. В 19-м Поддубного в житомирском цирке едва не пристрелили пьяные анархисты. Он бежал, бросив вещи, скитался без денег. А чуть позже, в Керчи, в него стрелял пьяный офицер. Потом в Бердянске была у него малоприятная встреча с Махно. В 20-м году он побывал в застенках Одесского ЧК, где расстреливали каждого второго, не принявшего сторону революционного пролетариата. К счастью, Поддубного узнали и отпустили с миром.
Пули не брали Ивана Великого — удар в спину он получил от собственной жены.
Бабушка Алена вспоминает, что сельская жизнь не нравилась панне Антонине — переодеваясь несколько раз за день, она металась по дому, не зная куда податься. Когда в деревне хозяйничали деникинцы, она, прихватив с собой все спортивные медали мужа, сбежала из Красеновки с белым офицером. Позже каялась, писала Ивану: “Прости, Ванечка, всю дорогу проползу к тебе на коленях”. Но куда там! Отрезало.
“При немцах на мясокомбинате Поддубному стали выдавать по 5 кг мяса”
Объездив 14 стран, Иван Поддубный осел в тихом приморском Ейске со своей второй женой — Марией Семеновной. Познакомился с суженой, будучи на гастролях в Ростове-на-Дону. Она была матерью молодого борца Ивана Машошина. Уже не молодая женщина работала в пекарне. Была приветлива и домовита. Когда 40-летний борец предложил простой русской женщине руку и сердце, она выдвинула условие: “Мы должны обвенчаться”. И совершенно равнодушный к религии Поддубный пошел к алтарю.
Почему Иван Большой поселился в провинциальном Ейске, архивариус Наталья Гинкул объясняет:
— Современники борца вспоминали, что, изрядно поколесив по свету, Поддубный остался по существу деревенским мужиком. Писал он с трудом, знаками препинания, кроме точек, пренебрегал. Не был он и деликатным человеком — мог “по-барски” подать человеку, не равному себе, для пожатия два пальца. Ему проще было уложить на лопатки дюжину гренадерских офицеров, чем научиться пользоваться ножом и вилкой. Только среди крестьян и мастеровых он чувствовал себя уютно. Зеленый, тихий, провинциальный Ейск напоминал ему родное село на Полтавщине, где прошли его детство и юность. Услышав милый сердцу говорок — “балаканье” местных жителей, которые смешивали украинские слова с русскими, Поддубный решил купить в приморском городке дом. Место выбрал — на самой обочине, у лимана, над обрывом.
В Ейске и застала семидесятилетнего борца война. В августе 42-го город заняли немцы. Иван Большой не эвакуировался — когда допытывались почему, отмахивался: “Куда бежать? Помирать скоро”. В те годы у него стало побаливать сердце. Лекарствам Поддубный не доверял — завел дружбу со щербиновским казаком-целителем, фельдшером Первой мировой войны Харченко, лечился настойками из степных кубанских трав.
Поддубный никогда не скрывал, что в первые дни оккупации его задерживали фрицы из зондеркоманды “10-с”, которую в городе называли гестапо. По оккупированному городу борец расхаживал с прикрепленным к рубахе орденом Трудового Красного Знамени. Местные жители вспоминали, что в Ейске было два человека, получивших такую награду. Женщину-ударницу немцы убили в душегубке. А Ивана Большого — не тронули. Более того, вскоре Поддубный стал работать маркером — вышибалой в городской бильярдной.

— Мой дядька, сапожник Лукич Зозуля, у которого я воспитывался, помогал Ивану Максимовичу во время оккупации управляться в бильярдной, — вспоминает крестник Поддубного, художник Юрий Коротков. — Она была устроена в матросском клубе, напротив санатория “Ейск”. Там стояло три стола. Поддубный пошел работать, чтобы прокормить близких. Его могучий организм требовал огромного количества калорий.
— Иван Максимович мог взять буханку хлеба, разрезать ее пополам, намазать полкило сливочного масла и съесть в один присест, как обычный бутерброд, — вспоминает Евгений Котенко, чей отец, фотограф, был другом Поддубного. — Во время войны мы все ели, что Бог пошлет: морковь, свеклу, кукурузу…
— При немцах на мясокомбинате Поддубному стали выдавать в месяц по 5 килограммов мяса, — продолжает вспоминать Юрий Коротков.
В бильярдную к Поддубному часто наведывались послушать втихую радио местные старики. Они вспоминали: когда немцы, изрядно выпив в расположенном рядом буфете, завалившись в бильярдную, начинали бузить, Иван Максимович вышвыривал их за дверь как котят.
— Фрицы-дебоширы очень гордились тем, что сам Иван Великий собственноручно выставляет их на улицу, — вспоминает Евгений Котенко. — Однажды к Поддубному приехал представитель немецкого командования, предлагал уехать в Германию — тренировать немецких борцов. Иван Максимович был категоричен: “Я — русский борец. Им и останусь”. И это заявление Поддубному сошло с рук. Немцы преклонялись перед силой и славой всемирно знаменитого борца.
Под колпаком у НКВД
— Когда наши войска вернулись в феврале 43-го в Ейск, среди армейского СМЕРШа нашлись горячие головы — хотели осудить старика и отправить по этапу, — вспоминает Евгений Котенко.
Местные жители вспоминали, как на Поддубного посыпались доносы: “На немцев работал!”; “Обслуживал гитлеровцев!”.
Делом Поддубного занялись органы. В архиве мы обнаружили докладную записку начальника Ейского горотдела НКГБ Алексея Ивановича Порфентьева, к которому по роду службы стекались данные о действии разведывательных карательных органов, находящихся в Ейске и его районе в период оккупации. Проведя ряд проверок, размашистым почерком он написал: “Что–либо компрометирующего во враждебном поведении Поддубного на оккупированной территории установлено не было”. Никаких фактов сотрудничества с фашистами органами не было обнаружено. Официально было установлено, что пресловутая бильярдная существовала как чисто коммерческое заведение.
После освобождения Ейска Иван Поддубный начал ездить по близлежащим воинским частям и госпиталям, пропагандировал спорт, выступал с воспоминаниями. В отдельной большой папке мы нашли стопку благодарностей от различных военных чинов.
После освобождения города в Ейске действовала карточная система. Из потертой архивной папки мы достаем желтый листок, на котором химическим карандашом выведено: “В Ейский горсовет трудящихся рабочих депутатов от Максимовича. Заслуженного артиста республики, орденоносца Поддубного Ивана. По книжке я получаю 500 гр. хлеба, которых мне не хватает. Я прошу добавить мне еще 200 грамм, чтобы я мог существовать. 15 октября 1943 года”.
— Поддубный так оголодал, что не видна стала его широкая натура, он стал страшно прижимист, — вспоминает Юрий Коротков. — Насыпав в короб муки, он ставил на ней отпечатки пальцев, чтобы никто не смог взять даже крохи.
— Горисполком выдал Поддубному талоны на питание в столовой и карточки на получение сухого пайка по литере “Б”, — вспоминает Евгений Котенко, отец которого дружил с именитым борцом. — В те годы такие карточки давали только очень нужным специалистам.
Старожил Варткес Адамьянц, бывший в те годы председателем Ейского спортивного общества “Спартак”, в свою очередь, вспоминал:
— Поддубный был членом нашего общества. И ему, и мне из Краснодара ежемесячно присылали дополнительный сахарный паек. Я, бывало, получу и растягиваю удовольствие по чайной ложке на месяц. А он съест за один день и говорит мне со смехом: “Сахару больше нема…” И матерится крепко: “Довели до нищеты, распродал все медали”. Конечно, организм у него был не как у всех. Чтобы содержать такое могучее тело, надо было хорошо питаться. Но кто тогда из нас хорошо ел? Иван Максимович любил плов, молочную еду, яйца, картошку “в кожушках” и особенно — обычную российскую редьку.
Старожилы вспоминают, что Поддубный нередко приходил к директору Ейского хлебозавода. Тот никогда не отказывал престарелому спортсмену в куске хлеба.
…После войны выяснилось, что бильярдную Поддубному не простили.
Он был по-прежнему активен, выступал с программой “50 лет на арене цирка”, вел переписку, делал обращения, подписывался так: “Русский Богатырь Иван Поддубный”.
— В послевоенные годы мы увидели другого Поддубного, — вспоминал старожил Петр Крюков. — Плечи у Ивана Максимовича опустились, на лице застыла обида. Он сильно постарел, осунулся. Ходил в серой навыпуск рубашке. На груди неизменно висел орден Трудового Красного Знамени. На голове — соломенная шляпа. В городе знали, что он болел в годы войны от недоедания. Чтобы выжить, он снимал со своей ленты одну золотую медаль за другой и сдавал их в скупку.
Старейшие жители Ейска вспоминали, что после войны Поддубного уже нигде не афишировали. Те, кто занимал высокое положение в городе, старались его избегать. В 1947 году ему пришлось особенно туго. Ейчане с трудом узнавали в осунувшемся старике на костылях былого богатыря. Максимович ослабел. Ноги его буквально не держали. Возвращаясь как-то с базара домой, он поскользнулся и упал. Врачи поставили диагноз: закрытый перелом шейки бедра.
— Кость у Максимыча долго не срасталась, — вспоминает Сергей Ахапков. — До самой старости он упражнялся с гирями. А тут, закованный в гипс, долгое время не поднимался с кровати. У борца стало пошаливать сердце. Будучи мальчишками, мы часто видели Поддубного у ворот его дома. Баба Маша вытаскивала ему скамейку, он ковылял к ней на костылях, тяжело садился. Каждый проходящий мимо раскланивался с ним, спрашивал о здоровье. Он, довольный, с радостью общался. Этим и жил последние два года.
Дом на обочине
Кривая дорога, залитая водой, выводит нас к дому №153 по улице Советов, где более 20 лет жил Иван Поддубный. Некогда добротный двухэтажный дом ныне сильно осел. Окна первого этажа наполовину вросли в землю и стали подвалом. Хозяйничают в легендарном доме две семьи, приехавшие с Урала. Ивана Максимовича они не знали.

В рядом расположенном доме живут бывшие квартиранты Поддубного. В послевоенные годы молодой паре — художнице Имме Сироте и ее мужу, военному врачу, — он предложил часть своего участка для строительства собственного дома.
— Иван Максимович и его жена Мария Семеновна в те годы были уже больными людьми, — рассказывает Имма Георгиевна. — Чтобы написать заявление или письмо, будучи оба малограмотными, они звали меня или мою сестру Юлю. Диктуя послание, Поддубный беспрерывно матерился и поправлял свои рыжеватые усы. Говорят, на ковре он был резким и стремительным, — дома же мы видели его степенным и медлительным. До самой смерти он не брал в рот спиртного, не мог терпеть и запаха табака.
“На могиле Поддубного паслись козы”
В 49-м, на семьдесят восьмом году жизни, “спортивное сердце” Поддубного дало сбой.
— Ранним утром 8 августа дед стал разжигать керосинку, наклонился и вдруг весь покрылся потом и начал задыхаться, — вспоминает внук Поддубного Роман. — С трудом позвал бабушку, стал прощаться. До последних своих минут он оставался в полном сознании.
Умер Иван Железный, как и его друг, казахский борец Хаджи-Мукан, от инфаркта.
Местные власти не знали, как хоронить Поддубного — с почестями или без. Когда проститься с Иваном Непобедимым в забытый Богом Ейск приехали его знаменитые друзья-борцы, из Москвы отдали приказ: “Хоронить как положено”. Гроб с телом Поддубного установили в здании спортшколы, где до революции была немецкая кирха.
Предавали земле именитого борца в городском парке, где в годы войны хоронили погибших летчиков. Поставили простую оградку, суриком написали: “Иван Поддубный”. И вскоре вся прилегающая территория поросла травой.
— Могила борца после смерти была заброшена, буквально стерта с лица земли, там паслись козы и коровы, — вспоминает старейший житель Ейска Варткес Адамьянц. — А потом по Би-би-си передали: “В городе Ейске, в запустении, — могила Ивана Максимовича Поддубного, которого никто в мире не смог положить на лопатки”. И когда из-за границы стали слать запросы, искать место захоронения Поддубного, власти установили на могиле борца гранитный памятник.
Позже здание типового плавательного бассейна отдали под музей Поддубного, который нынче влачит жалкое существование: залы не отапливаются, крыша течет. В запасниках хранится огромное количество материалов, а денег на оформление экспозиций нет.
* * *
В Приазовье нам часто приходилось слышать фамилию Поддубных. Все они были лишь однофамильцами борца. Прямых наследников у Ивана Максимовича не осталось. Его приемный сын Иван оставил борьбу. Окончив технический вуз, он много лет работал главным инженером Ростовского автосборочного завода. В войну, при налете немецких бомбардировщиков, Иван погиб. Внук Роман тоже пробовал свои силы в борьбе, но профессионалом так и не стал. На флоте, в войну, он был серьезно ранен. В 53-м, после смерти Марии Семеновны, Роман продал дом деда и осел в Ростове-на-Дону.
Нажиться на причастности к имени Поддубного стараются все кому не лень. В архивах Ейска мы обнаружили множество запросов от дальних родственников борца, которые надеются и ныне разыскать счета Поддубного в зарубежных банках. Известно, что миллионы, заработанные борцом за два года гастролей по Америке, так и не были вручены атлету. Родственники борца уверены, что в 27-м году американским посольством они были переведены на имя Ивана Поддубного в один из банков Швейцарии.
В среде профессиональных борцов существовали понятия “шике” и “бур”. Первое означало работу на зрителя — артистичную демонстрацию эффектных приемов. Финал “шике” был заранее известен борцам. В “буровой” же борьбе определялся наисильнейший. Вот здесь уже могли бороться “некрасиво”… Поддубный никогда не ложился по приказу организатора чемпионата на лопатки.
Только за одно это мы, проводящие большую часть жизни в “шике”, обязаны помнить о Поддубном.
Светлана САМОДЕЛОВА, Полтава—Ейск—Москва
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №1702 от 30 июня 2005

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *